История Бреттон-Вудской валютной системы


Три десятилетия, которые совпали с действием Бреттон-вудской системы, часто воспринимаются как время относительной стабильности, порядка и дисциплины. Все же, учитывая, что потребовалось почти 15 лет после конференции в Бреттон-Вудс в 1944 году, прежде чем система полностью заработала, и были признаки неустойчивости в период ее действия, возможно, недостаточно усилий было приложено в попытке поддержать систему. Вместо того, чтобы характеризовать Бреттон-Вудс как период стабильности, более точно было бы рассматривать его как переходную стадию, которая предшествовала новому международному денежно-кредитному порядку, в котором мы все еще живем до сих пор.

История создания Бреттон-Вудской валютной системы

В июле 1944 года делегаты от 44 стран собрались в горном курорте Бреттон-Вудс, чтобы обсудить новый международный денежно-кредитный порядок. Идея состояла в том, чтобы создать систему для облегчения международной торговли при защите целей отдельных стран. Это означало более эффективную альтернативу финансовой системе, которая, возможно, привела и к Великой депрессии, и к Второй мировой войне.

Дискуссии в основном были вокруг интересов двух крупнейших экономических держав того времени — Соединенных Штатов и Великобритании. У этих двух стран были совсем не общие интересы, поскольку Великобритания завершила войну как страна-должник, а Соединенные Штаты были готовы взять на себя роль крупнейшего мирового кредитора. Желая открыть мировой рынок для своего экспорта, американская сторона, представляемая Гарри Уайтом, имела в качестве приоритета более свободную торговлю через стабильность фиксированных обменных курсов. Великобритания, представленная Джоном Кейнсом, преследовала цели политической автономии, и стремилась к большей гибкости обменных курсов, чтобы повысить качество платёжного баланса.

Новые правила

Наконец, был принят компромисс в виде фиксированных, но корректируемых валютных курсов. Страны-участники должны были привязать свои валюты к доллару США и гарантировать, что их валюта будет надежной, а Соединенные Штаты, в свою очередь, привязать доллар к золоту по цене 35$ за унцию. Страны покупали бы или продавали доллары, чтобы удерживать курс в пределах 1%-го коридора от установленного курса, и могли бы регулировать этот курс только в случае «серьезного нарушения равновесия» платёжного баланса.

Чтобы гарантировать соблюдение новых правил, были созданы два международных института: Международный валютный фонд (МВФ) и Международный банк реконструкции и развития (МБРР), позже известный как Мировой банк. Новые правила были официально прописаны в статьях договора МВФ. Условия предусматривали, что ограничения текущего счета будут повышены, в то время как контроль за капиталом позволял избежать дестабилизацию денежных потоков.

Однако, статьи договора были не в состоянии обеспечить эффективные санкции для стран с хроническим профицитом платёжного баланса, который определялся как «фундаментальное нарушение равновесия», и новую международную валюту (предложенную Кейнсом), чтобы увеличить поставку золота как дополнительный источник ликвидности. Далее, не было никакого четкого графика для введения новых правил, так что потребовалось приблизительно 15 лет, прежде чем Бреттонвудская система фактически заработала в полной мере. К этому времени система уже показывала признаки неустойчивости.

Первые годы системы

В то время как Соединенные Штаты стремились к немедленному выполнению условий договора, плохое состояние экономики большой части послевоенного мира сделало труднодостижимым исправление платёжного баланса при режиме фиксированного обменного курса, без некоторого контроля за текущим счетом и внешних источников финансирования. Без международной валюты, созданной для обеспечения дополнительной ликвидности, учитывая ограниченные кредитные возможности МВФ и МБРР, вскоре стало очевидно, что США должны будут обеспечить этот внешний источник финансирования для остальной части мира, при условии постепенного достижения конвертируемости текущего счета.

С 1945 до 1950 года Соединенные Штаты имели средний годовой торговый профицит в $3.5 млрд. С другой стороны к 1947 году европейские страны страдали от хронического дефицита платёжного баланса, что привело к быстрому истощению их золотовалютных резервов. Вместо того, чтобы считать эту ситуацию выгодной, американское правительство поняло, что это серьезно угрожало способности Европы оставаться жизненно-важным рынком для американского экспорта.

Исходя из этого, США предоставили Европе финансирование в $13 млрд. через План Маршалла в 1948 году, и приблизительно двум дюжинам стран, во главе с Великобританией, было разрешено обесценить свои валюты против доллара в 1949г. Эти шаги помогли облегчить недостаток долларов и восстановление конкурентоспособного баланса, за счет сокращения торгового профицита США.

План Маршалла и более конкурентные обменные курсы уменьшили давление на европейские страны, пытающиеся восстановить свои разрушенные войной экономики, что позволило им обеспечить быстрый рост и восстановить свою конкурентоспособность против США. Валютный контроль был постепенно усилен и полная конвертируемость текущего счета, наконец, была достигнута в конце 1958г. Однако, в это время американская экспансионистская валютная политика, которая увеличила поставку долларов, наряду с возросшей конкурентоспособностью других стран-участниц системы, вскоре полностью изменила ситуацию с платёжными балансами. Соединенные Штаты уже имели дефицит платёжного баланса в 1950-х и дефицит текущего счета в 1959г.

Неустойчивость Бреттон-Вудской валютной системы

Истощение американских золотых запасов, сопровождающее эти дефициты, при стремлении других стран держать часть своих резервов в долларовых активах, а не в золоте, все больше угрожали стабильности системы. При том, что американский профицит текущего счета исчез в 1959 году, а иностранные обязательства Федеральной резервной системы впервые превысили запасы монетарного золота в 1960 году, возникли опасения относительно потенциальной поставки золота.

Учитывая, что долларовый спрос на золото превышал фактическое предложение золота, были беспокойства, что официальный обменный курс золота в 35$ был переоценен в пользу доллара. Соединенные Штаты опасались, что такая ситуация могла создать арбитражные возможности для стран-участниц, так как они могли обменять свои долларовые активы на золото по официальному курсу и затем продать золото на Лондонской бирже по более высокой цене, что привело бы к исчерпанию американских золотых запасов, ставя под угрозу один из ключевых элементов Бреттонвудской системы.

Но, в то время как страны-участники имели индивидуальные стимулы использовать в своих интересах такую арбитражную возможность, у них также был коллективный интерес в сохранении системы. Однако, они опасались, что США обесценят доллар, таким образом, снижая ценность их долларовых активов. Чтобы снять эти беспокойства, кандидат в Президенты США Джон Кеннеди был вынужден сделать заявление в конце 1960-х, что если он будет избран, то не станет обесценивать доллар.

В отсутствии девальвации, Соединенные Штаты нуждались в совместных усилиях со стороны других стран, чтобы те допустили укрепление своих собственных валют. Несмотря на призывы к скоординированной ревальвации, чтобы восстановить баланс в системе, страны-участники отказывались пойти на это, не желая терять конкурентоспособность своих экономик. Вместо этого, были предприняты другие меры, включая расширение кредитоспособности МВФ в 1961 году и формирование Золотого пула множеством европейских стран.

Золотой пул объединил запасы золота нескольких европейских стран, чтобы удержать рыночную цену золота от существенного повышения выше официального курса. В то время как в период 1962—1965гг. новых поставок из Южной Африки и Советского Союза было достаточно, чтобы компенсировать растущий спрос на золото, оптимизм по этому поводу вскоре прошел, как только спрос начал опережать предложение с 1966 по 1968гг. Последовавшее решение Франции выйти из Золотого пула в 1967 году привело к его краху уже в следующем году, когда рыночная цена золота в Лондоне выстрелила вверх, сильно оторвавшись от официальной цены.

Крах Бреттон-Вудской системы

Другая попытка спасти систему была предпринята с введением международных валют, подобно тому, что предлагал Кейнс в 1940-х. Их эмиссию проводил бы Международный валютный фонд, и они заменили бы доллар в качестве международной резервной валюты. Но, поскольку серьезные обсуждения новой валюты под названием «Специальные права заимствования» (SDR) начались только в 1964 году, и первая эмиссия произошла только в 1970 году, эта мера была слишком незначительна и слишком запоздала.

К моменту первого выпуска SDR общие американские запасы золота, и, несмотря на краткосрочный профицит торгового баланса в 1968—1969гг., возвращение к дефициту после этого создало достаточно давления, чтобы спровоцировать стремление изъять золото из США. Франция заявила о намерении обменять свои долларовые активы на золото, а вслед за ней и Великобритания попросила обменять $750 млн. на золото, в результате чего Президент Ричард Никсон летом 1971 года закрыл золотое окно.

В заключительной попытке поддержать систему прошли переговоры во второй половине 1971 года, что привело к Смитсоновскому соглашению, в котором группа из десяти стран согласилась пойти на укрепление своих валют, чтобы обеспечить девальвацию доллара на 7.9%. Но, несмотря на эту ревальвацию валют, новый набег на доллар произошел в 1973 году, создавая инфляционный поток капитала из США в страны из этой десятки. Валютная привязка была приостановлена, позволив валютам колебаться, что привело к окончательному краху Бреттонвудской системы фиксированных курсов.

Заключение

Далеко не являясь периодом международного сотрудничества и глобального порядка, годы Бреттон-Вудского соглашения продемонстрировали существенные трудности при попытке создать и поддерживать международный финансовый порядок, который бы обеспечивал свободную и беспрепятственную торговлю, при этом также разрешая странам преследовать собственные политические цели. Дисциплина золотого стандарта и фиксированных обменных курсов, как оказалось, была чрезмерной для быстрорастущих экономик, при изменении уровня конкурентоспособности. С учетом демонетизации золота и движения к плавающим валютным курсам, эра Бреттон-Вудс должна расцениваться как переходный период от более дисциплинированного международного денежно-кредитного порядка к более гибким условиям.