Шахта Falu Gruva, Фалун (Швеция)


Фалун — город шахтеров. Те, кто хочет взглянуть на «соль шведской земли» и то, как жили и живут рабочие, приезжают сюда. Шахту Falu Gruva, где можно узнать все здешние подземные истории, за невысокими домиками видно издалека. Медная гора внесена в список всемирного наследия ЮНЕСКО, так что поток желающих узнать ее историю не иссякает.

Чтобы спуститься в подземелье, нужно подготовиться не только морально (а морально — нужно, и тем, кто боится высоты или темноты, пожалуй, лучше остаться на поверхности). А еще и экипироваться соответственно: на входе выдают каски и плащи. И это только начало долгого пути к тому, чтобы почувствовать себя настоящим шахтером. Путь лежит в недра земли.

Все здесь началось еще 1300 лет назад. Из-за одного козла. Да, самого настоящего козла по имени Корэ, который однажды отправился пастись (сам — вот такой самостоятельный козел) и вернулся к хозяину с рогами и бородой, перепачканными чем-то рыжим. Отсюда последовали два вывода. Первый — если ваши домашние животные ходят гулять сами по себе, будьте готовы к неожиданным последствиям. Второй — где-то поблизости есть залежи медной руды. Второй вывод оказался особенно значимым. Благодаря козлиному открытию в Фалуне началась добыча руды. Корэ прославился и стал символом шахты, воплощенным в тысяче сувениров, а Фалун разбогател.



До того как отправиться в глубины, надо воспарить. Сверху, с обзорной площадки, можно обозреть огромный котлован с незамысловатым названием «Большая яма». Однажды, в 1687 году, здесь произошел обвал невиданной силы, который мог бы унести тысячи жизней, но шахтерский городок спасло чудо: в тот день был выходной и здесь не было ни одного человека. Сейчас, не боясь обвалов, шведы устраивают здесь концерты — самая огромная площадка в небольшом городке «с профессией» находится в котловане, это кажется вполне логичным. Еще здесь неподалеку находится фабрика по производству красной (фалунской) краски — самой дешевой, она изготавливается из шлаков рудника. Ей крашены все дома в округе, и мы еще увидим много, много бордовых деревенских домиков...

С наблюдательной вышки открывается фантастический вид, котлован заливает солнцем. А теперь — в недра. Солнца мы в ближайшие час-полтора не увидим.

Знак меди на всех дверях известен всем, но не из-за меди — мы его знаем еще со школьных дней как венерин символ, картинку, обозначающую женское начало. Да, она отвечает еще и за металл. Не потому ли шахтеры верят, что здешние рудники охраняет Дама шахты, этакая Медной горы Хозяйка по-шведски? Без ее дозволения в глубины нельзя спускаться до сих пор, даром что здесь уже давно не стучат отбойные молотки и не громыхают вагонетки: шахта, в которую пускают неквалифицированных гостей-туристов, теперь — музей. Но традиции остались: проводник трижды гулко стучит в тяжелую дверь, чтобы предупредить хозяйку о гостях, и строго инструктирует: в руднике нельзя шуметь, свистеть и ругаться. Люди, чьи профессии связаны с риском, приметы соблюдают тщательно. Так и здесь.

Влажные деревянные ступеньки широки, перила ухватисты, но все равно страшно, и идешь здесь очень осторожно. Каски выданы не зря — есть такие узкие тоннели, где идти нужно, согнувшись в три погибели, будто кланяясь Деве шахты, — и тех, кто слишком горд и недостаточно поклонился, кара настигает незамедлительно. Так что проверять на прочность каменные своды своим непокорным лбом не рекомендуется. Шахта подсвечена редкими фонарями, но все равно впечатление от царства вечной темноты очень мощное. Тем, кто читал в детстве сказку Волкова «Семь подземных королей», тут не могут не мерещиться дворцы подземного царства; кажется, в любую минуту из-за поворота может выйти косматый Шестилапый или из-под гулких сводов спикировать дракон. Даже самые скептичные реалисты и прагматики здесь, на глубине 55 метров, смущенно помалкивают. Здешние истории — под стать впечатлению от пространства. Каждый зал поименован (в основном в честь монарших особ и знаменитостей, которые оказывали шахте честь своим визитом; всего в руднике 4 тысячи имен), так что получается, что подземелье живое, у рудника есть душа.

В одном из залов, например, оставила след королевская семья — и не одна: на стене есть автографы монарших особ из Швеции, Норвегии и России. Имена венценосных особ, которые они нацарапали на камне по принципу «3десь был Вася», заботливо выделены золотой краской. (Им можно!)

Еще один зал называется «Рождественский подарок»: здесь однажды нашли золотой самородок, как раз под Рождество. И круглый год стоит елочка. Нынешняя стоит, между прочим, с 2005 года, а все такая же свежая. Такой уж тут воздух, спасибо меди... Носки ботинок рыжеют, вода тоже медная, как и воздух. Шахтеры освещали себе путь факелами. Однако, поднимаясь по узкой лестнице, они вынуждены были держаться обеими руками, поэтому факелы приходилось нести... в зубах! Если на поверхности встречали человека с опаленными напрочь ресницами и бровями, все точно знали — перед ними шахтер. А учитывая, что город шахтерский, отсутствием бровей в старину щеголяло, наверное, едва ли не все мужское население. А что делать тому, кто в подземелье нечаянно выронил факел? Темнота наступает просто беспросветная, пещеры молчат, сориентироваться в них на ощупь даже бывалому невозможно — есть пропасти глубиной в десятки метров, один неосторожный шаг — и... Так что же делать? Шуметь, свистеть и ругаться нельзя (а так хочется!), Дама шахты и элементарная техника безопасности будут резко возражать. Остается одно — сесть там, где тебя застала темнота, и ждать. Наверху поймут, что одного человека из группы не хватает, и отправятся на поиски...

Есть, правда, риск и не дождаться, как это случилось с Толстым Матсом, прославившимся в этих краях, правда, посмертно. Однажды в 1719 году в руднике нашли труп мужчины. Поскольку воздух здесь, спасибо частицам меди, обладает теми еще свойствами, он сохранился лучше, чем вождь мирового пролетариата в мавзолее, но опознать погибшего никто не мог. Его подняли на поверхность в надежде, что обнаружатся родные и близкие. И обнаружилась-таки... его невеста! Мужчину опознала одна старушка, которая 42 года назад должна была выйти за него замуж, но жених по прозвищу Толстый Матс вдруг исчез в неизвестном направлении... Вот такая вот шведская Санта-Барбара. После нее как-то особенно тянет на поверхность — при всем великолепии подземных чертогов, застрять здесь на 42 года как-то не хочется. Но побывать — нужно непременно.