Версии «Красной Шапочки»


История девочки в красной шапочке полюбилась детям всего мира. Но еще больше она нравится взрослым. Не зря же читатели разных стран приписывают авторство сказки именно своим соотечественникам. Это сказание ходило по домам знати и крестьян в эпоху Средневековья в Италии, Германии, Франции и даже Швейцарии. Гостинцы для бабушки разнились в зависимости от кулинарных традиций страны-рассказчика: вино и хлеб, рыба, горшочек с маслом. Все эти сюжеты объединяла встреча девочки со злодеем, будь то волк, или людоед, или какое другое лесное чудище. Отличались и концовки сказки, не всегда девочке удавалось остаться в живых.

Считается, что наиболее похожая на сегодняшнюю версия «Красной Шапочки» появилась именно во Франции в X веке. Французская сказочная традиция того времени ассоциировала волков с оборотнями, поэтому волк умеет не только понимать Шапочку, но и разговаривать с ней под видом бабушки. В ранних версиях сказки головному убору девочки не уделялось столь пристальное внимание — это могла быть накидка или капюшон. Героиня произведения была без эксцентричного имени — оно появилось благодаря Шарлю Перро.

Близкая по сюжету история была популярна и в Италии в XIV веке. Сказка называлась «Подставная бабушка» (La finta nonna fiaba). Мать отправляет единственную дочь к бабушке за ситом для муки. В постели вместо бабули отдыхал людоед, однако девочка не подала виду. Итальянская внучка оказалась гораздо сообразительнее своей французской предшественницы и под предлогом отлучиться в ванную комнату пустилась бежать со всех ног. Людоед бросился следом, но поймать жертву так и не смог.

Интересную версию об истоках сказочного сюжета «Красной Шапочки» выдвинул британский лингвист Джамшид Теграни. Ученый считает, что история о волке и детях, которая сегодня называется «Волк и семеро козлят», как раз и легла в основу «Красной Шапочки». Такое слияние сюжетов с последующей трансформацией произошло еще в первом веке. Чтобы понять, откуда же появилась всеми любимая сказка, автор использовал научный метод для выявления эволюционных связей живых организмов. В контексте своего необычного опыта такие связи выявлялись между сказками. Теграни изучил 58 версий похожих историй и решил, что сказка пришла в Европу с Востока. Автор обнаружил аналогичные рассказы в литературном наследии разных стран — Японии, Ирана, Китая и даже Африки. В китайской версии сказки вместо волка девочке повстречался тигр, а в иранском варианте главным героем стал мальчик, поскольку традиции ислама не позволяют разгуливать маленьким девочкам в одиночку.

Познакомимся поближе с версиями сказки Шарля Перро и братьев Гримм, благодаря которым история о Красной Шапочке прославилась на весь мир. Французский поэт и критик Шарль Перро в 1697 году опубликовал сборник «Сказки матушки Гусыни, или Истории и сказки былых времен с поучениями» из 8 произведений, куда вошла и «Красная Шапочка». Примечательно, что автор не решился выпустить книгу под своим именем. Вероятно, Перро хотел избежать насмешек по поводу работы с «низким» жанром — сказкой.

И тем не менее своей международной славой писатель как раз обязан «детским» произведениям, а не критическим трудам. Итак. Перро выпускает сборник сказок с посвящением племяннице короля Людовика XIV — принцессе Орлеанской. Возможно, автор хотел таким образом позабавить королевский дом. Интрига сказки о Красной Шапочке в версии Перро заключается в необычном головном уборе, которым автор наделил героиню, — шапероне.

В XVII веке шаперон считался мужским предметом одежды для представителей состоятельных сословий — знати, купцов. Выбор цвета и ткани шаперона также указывал на положение господина в обществе. Простолюдины Франции эпохи Средневековья не носили красный цвет, и тем более это было недопустимо для простой крестьянской девушки в обычной жизни. Выбор мужского головного убора красного цвета из бархата характеризует Шапочку как настоящую бунтарку. Девочка не подчиняется правилам и с удовольствием расхаживает по улицам в таком вызывающем виде. Эта деталь явно позабавила читателей из высшего общества. История Перро от народной версии сказки отличается элементами сюжета. Автор исключает практически все сцены жестокости и каннибализма. Считается, что в народном варианте волк не съел бабушку Шапочки, а разорвал. Когда же внучка наконец-то добралась до пункта назначения, оборотень предложил ей отведать мяса бедной старушки, запив его кровью. Хозяйская кошка попыталась предупредить Шапочку, за что волк прихлопнул животное башмаком. К счастью для нашей психики, у Перро все несколько прозаичнее: «Не успела Красная Шапочка и охнуть, как Волк бросился на нее и проглотил».

Конец сказки также довольно оптимистичный — проходящие мимо дома дровосеки спасли и бабушку, и девочку: «Услышали они шум, вбежали в домик и убили Волка. А потом распороли ему брюхо, и оттуда вышла Красная Шапочка, а за ней и бабушка — обе целые и невредимые».

В некоторых версиях издания в конце сказки автор в стихотворной форме рекомендует девушкам избегать общения не только с волками, но и с некоторыми представителями мужского пола: «А эти ласковы, особенно для дам; И по виду добры, а в сердце — ядовиты».

Это наставление часто упускается в русском переводе книги, как и еще один пикантный момент — Шаперон приходит домой к бабушке, лежащий в постели оборотень предлагает девочке раздеться и лечь рядышком. Шапочка засомневалась, но наказ псевдобабушки исполнила. Пикантный эпизод сказки исключается из современных детских изданий, но французским читателям XVII века легкий элемент эротики понравился. Так сказка превратилась в забавную нравоучительную историю для чрезмерно общительных и наивных юных красавиц того времени.

Братья Гримм опубликовали свою версию «Красной Шапочки» спустя сто лет. Первая часть действия — дорога к бабушке и встреча с волком — развивается почти как у Перро. А вот дальше появляются интересные детали: наглый волк, проглотив бабушку и внучку, не торопится уходить и без задней мысли укладывается спать.

«А проходил в ту пору мимо дома охотник и подумал: «Как, однако, старуха сильно храпит, надо будет посмотреть, может, ей надо чем помочь». И он вошел к ней в комнату, подходит к постели, глядь — а там волк лежит».

Доблестный сельчанин освобождает нерадивую внучку и бабушку, но на этом история не заканчивается. Девочка выбрала своеобразный способ отомстить, животному: «А Красная Шапочка притащила поскорее больших камней, и набили они ими брюхо волку. Тут проснулся он, хотел было убежать, но камни были такие тяжелые, что он тотчас упал, — тут ему и конец настал».

И это все еще не хеппи-энд. С волка сняли шкуру, бабушка решила выпить вина и тут же стала поправляться от своей неназванной болезни, а Красная Шапочка усвоила наказ матери никогда не сворачивать с большой дороги в лес. В следующий поход в гости внучка вновь повстречала волка, но заговаривать с ним не стала. Хитрая Шапочка и бабушка решили отучить лесных злодеев охотиться за «невинными» женщинами.

«Тогда обошел серый, крадучись, вокруг дома несколько раз, прыгнул потом на крышу и стал дожидаться, пока Красная Шапочка станет вечером возвращаться домой. И почуял волк запах колбасы, повел носом, глянул вниз и, наконец, так вытянул шею, что не мог удержаться и покатился с крыши и свалился вниз, да прямо в большое корыто, в нем и утонул он».

С тех пор Красную Шапочку никто не обижал. Таким видят счастливый конец немецкие сказочники. Некоторые литературоведы считают, что за образом Красной Шапочки и жестокой расправой над волком кроется судьба немецкого народа. В год выхода «Красной Шапочки» Наполеон был побежден и жители Рейнской области вздохнули с облегчением.

Сказка о Красной Шапочке не сразу стала популярной среди детей. Сцены жестокости и расправ были рассчитаны скорее на взрослых. Героиня произведения воспринималась как девушка, а не наивный ребенок. Английский писатель Чарльз Диккенс в рассказе «Рождественская елка» делится интересным откровением о Красной Шапочке: «Она была моей первой любовью. Я чувствовал, что если бы мог жениться на Красной Шапочке, то узнал бы совершенное блаженство».

Российский читатель впервые познакомился с «Шапероном» в XIX веке. Сказка неоднократно переводилась на русский язык. Писатель Иван Тургенев в своем пересказе отказался от положительного конца, и девочку с бабушкой никто не спас. Более поздние издания лишились оригинальных деталей сюжета, и сказка стала поучительной историей для детей.

Новую жизнь «Красная Шапочка» получила на большом экране. Режиссеры переворачивают сюжет сказки с ног на голову, и в результате девочка становится защитницей волков («Про Красную Шапочку»), оборотнем («Однажды в сказке») или даже детективом («Красная Шапочка», 2011). Конечно, современные интерпретации искажают творения Перро и братьев Гримм, но в то же время оживляют старую сказку, не дают произведению затеряться среди штампованных сюжетов. Так что путешествие Красной Шапочки продолжается.