Воспитание детей в Голландии


Заметили, как мы стали иначе относиться к детям, к тому, что они приносят в нашу жизнь, к тому как мы с ними общаемся и показываем мир?

В прошлом веке в каждой семье были свои подходы, в целом достаточно традициональные, обмен опытом происходил разве что в разговорах с другими мамами, — и то ничего нового почти не распространялось. Воспитание ребёнка в первые годы его жизни связывалось преимущественно с домом, с нахождением в нём, и в этом смысле носило «закрытый» характер. При этом и мама оказывалась замкнутой в четырёх стенах, что сформировало смутный стереотип материнства в первые годы как вынужденной изоляции.

Сегодня происходит активный отход от этого стереотипа, и молодые мамы нового поколения не только в теории провозглашают постулат «ребёнок — не помеха мобильности», но и на практике задают новые ролевые ориентиры и методы воспитания. Дети — это обстоятельство, которое отнюдь не стопорит работу, семейную жизнь, стремление путешествовать, но способно сделать все эти сферы полнее и счастливее. С удовольствием можно наблюдать, как успешно молодые мамы выходят с детьми на встречи с подружками, совместный шопинг, сочетают радости материнства с интересными рабочими и культурными проектами. Позитивно и то, что городская среда начинает отвечать на эти запросы и развивать детские пространства. А сколько креативных стартапов появляется благодаря новому «детско-ориентированному» мышлению!

Конечно, опыт за рубежом, где этот социальный запрос начал реализовываться куда как раньше, даёт много вдохновения. Одни из наиболее показательных — голландцы; про то, сколько они делают для детей, можно много говорить. И это, пожалуй, существенное замечание — именно делают, а не уделяют внимание. В Голландии поразительно много детей, семьи с двумя-тремя детьми-погодками — почти абсолютная норма. Дети везде, бросаются в глаза детские уголки и зоны во многих кофейнях, в магазинах, в библиотеках...

И то, как голландцы с детьми обращаются, — это интереснейшая для взгляда с другого культурного берега тема, которая начала собираться в моей голове главным образом после посещения одного дома-музея, который в своё время олицетворял целый архитектурный манифест. Это авангардистский дом Шрёдер-Ритвельда в Утрехте, жилище для своего времени (1924 год постройки) весьма неординарное и, мягко говоря, непривычное в бытовом плане. И когда я отправилась осматривать дом-диковину, то половину моей экскурсионной группы укомплектовали дети. Я задумалась об этом, только покончив с экскурсией и выйдя оттуда. Хотя дети и проявляли видимый интерес, задавали вопросы гиду, юркому парнише женственно-джаредлетовского образа, они, наверное, спокойно могли бы и обойтись без посещения данного слишком «взрослого» музея. Однако их родители, похоже, не склонны были заниматься долгими рассуждениями, без чего их детям нужно обойтись, а без чего нет.

Позднее я оценила и контингент, и поведенческую картину посетителей нескольких амстердамских музеев, в том числе хрестоматийного Рейксмузея. И получила чёткое впечатление, что голландские родители дают своим детям весь массив знаний, который без специальных усилий окружает семью ежедневно. Они не отделяют сложное от простого, не разграничивают обучение детей и расширение собственного кругозора. Они поступают так, словно находятся в потоке и не видят необходимости противиться течению. Они выражают своими действиями отсутствие ортодоксальных рамок воспитания: иди-ка сюда, малыш, я отправляюсь сегодня в музей и беру тебя с собой, чтобы рассказывать тебе о том, что вижу, не тревожась особенно на тот счёт, попадают ли эти знания в подготовленную почву или проходят мимо твоих ушей; я отвожу тебя в садик и сама участвую в твоей игре; я везу тебя на велосипеде и не волнуюсь, как ты ведёшь себя, сидя на креслице за моей спиной, — можешь вертеться, как хочешь, и петь громко о том, что видишь, и даже пересаживаться спиной к моей спине, разглядывая и комментируя «тылы», — как сохранить свою безопасность на велосипеде, ты уже должен знать, недаром мы живём в велосипедной стране; я сажаю тебя в песочницу, и если ты залезаешь на стоящий посредине сухопутный парус с натянутыми верёвками, я легко могу залезть вслед за тобой...

Все подобные примеры мне встречались часто, и я ощущала тогда более явные синергетические импульсы, чем когда родитель просто играет со своим ребёнком или выбирает ему кружок, определяя те самые игру или кружок исходя из своих личных предпочтений и, что более важно, представлений о «подходящем» возрасте милого чада. Кроме того, большое значение имеет ощущение свободного действия. Голландские дети вольны много играть, много гулять, резвиться когда на пространствах, больших самих по себе — парки, открытые лужайки, — когда в не менее просторных зонах внутри кварталов, заполненных интересными средовыми объектами. Они чувствуют простор, их ничто не сковывает, им не запрещают сидеть на полу в кафе, они показываются с родителями везде и привыкают к космополитичности.

Не зря голландских детей нередко называют самыми счастливыми детьми в мире. И ведь не бывает-таки дыма без огня, и если Нидерланды формируют один из форпостов дизайна и креативной среды в целом, значит, есть предпосылки и в виде особым образом влияющей на такое положение дел манеры воспитания. И не зря сегодня мы видим ломку стереотипов, связанных с соответствием между возрастом ребёнка и условной шкалой его развития. Чем больше теоретической и прикладной информации даётся ребёнку, тем выше возможность, что самое нужное действительно зацепит его, запишется в алгоритм индивидуального развития даже на неосознанном уровне. Позднее в нужный момент это обязательно вернётся и позволит ребёнку реализоваться ещё богаче.

В конце концов, это тоже оказывается частью умения воспринимать жизнь во всём её разнообразии и не стремиться, на самом деле, выставлять кучу ограничений. И всегда продолжаешь учиться доверять одновременно своей интуиции и своим детям, которые точно так же интуитивно притянут к себе самое нужное и полезное, как это делаете вы сами.