Синдром Алисы в стране чудес


Возможно ли объективно оценить влияние «Алисы в Стране чудес» на мировой процесс в целом? Несколько амбициозно на этот вопрос ответили в Министерстве культуры Великобритании — включив книгу в список двенадцати «самых английских» предметов и явлений. Однако «глобальная» оценка — дело утопическое и вызывающее в лучшем случае улыбку. Поэтому да здравствует субъективность и свобода изложения! Ведь в данном случае «правильность формы несущественна».

«Мы полагаем, что любой ребенок будет скорее недоумевать, чем радоваться, прочитав эту неестественную и перегруженную всякими странностями сказку», — таков был первый печатный отзыв на публикацию «Алисы в Стране чудес» в 1865 году. На орехи досталось не только автору Чарльзу Лютвиджу Доджсону, вошедшему в историю под псевдонимом Льюис Кэрролл, но и иллюстратору Джону Тенниелу, чьи художественные творения были названы «грубоватыми, мрачными и неуклюжими». За 145 лет имя рецензента кануло в Лету, «Алиса» же вошла... нет — проникла, растворилась в планетарном сознании без оглядки на возрастную, половую и расовую принадлежности.

Глава I — Узурпация Бренда

За годы своего существования и «Алиса», и ее автор стали своего рода мировым брендом, использование которого на руку всякому к нему прикасающемуся.



Вслед за Тенниелом художники всех рангов и мастей с завидной периодичностью эксплуатируют образ Алисы для создания собственных вариаций на тему Страны чудес. В когорте великих интерпретаторов и английский график Артур Рэкхем, и испанский живописец Сальвадор Дали, и финская писательница и художница Туве Янссон, и российский мастер книжной иллюстрации Геннадий Калиновский, и известные украинские художники Евгения Гапчинская и Владислав Ерко.

Философы созывают симпозиумы, посвященные Льюису Кэрроллу, провозглашая его наряду с Фридрихом Ницше и Людвигом Витгенштейном провозвестником течений постмодернизма и постструктурализма.

Психоаналитики исследуют комплексы писателя на предмет «оральной агрессии» (то есть о его одержимости мыслями о питье и еде), Эдипова комплекса и «садизма» (непрестанные вопли Королевы Червей: «Отрубите им головы!»).

Да что уж там! Благодарные медики готовы своих литературных любимцев чествовать и похлеще — например, болезни в их честь называть.

Синдром Алисы в Стране чудес (Alice in Wonderland syndrome; AIWS), или микропсия, — дезориентирующее неврологическое состояние, которое затрагивает визуальное восприятие человеком окружающих предметов пропорционально уменьшенными.

Имеют место быть и литературные стяжательства образа Алисы. Псевдопродолжение кэрролловской дилогии являет собой книга Джеффа Нуна «Автоматическая Алиса», в которой милое дитя забрасывается в Манчестер будущего. А «Золотой полдень» Анджея Сапковского и вовсе вырисовывается чем-то наподобие апокрифического взгляда на события «Алисы» глазами Чеширского кота.

Глава II — Искушение кинематогрофом

Больше всего «обращенцев» в кэрролловские мистификации, конечно же, в кинематографической среде. Ведь кино, в противовес статическому искусству, изначально предполагает «движущуюся картинку» плюс максимальную визуализацию образа. И тут порождению Люмьеров нет равных.

Успешным стартом в эстафете экранизаций стала немая черно-белая картина Сесиля Хепуорта «Алиса в Стране чудес», снятая еще в 1903 году. Эдакий блокбастер начала киноэры уже в те годы изобиловал спецэффектами достаточно высокого уровня. Всего же на протяжении почти полуторавековой истории в мире было выпущено более 20 картин (в том числе телевизионные постановки, мюзиклы и даже порноверсии приключений Алисы). Одной из наиболее оригинальных и заслуживающих всевозможных респектов до последнего времени была постановка 1988-го года Яна Шванкмайера «Алиса» (известная также как «Neco z Alenky»).

Режиссер выбрал сюрреалистический путь развития событий, технически решив это совмещением игрового кино с анимацией. Отдаленно это творение сравнимо разве что с готической мистикой Дэвида Линча и патологическим перфекционизмом Терри Гиллиама. Атмосфера фильма плавно перетекает из полудремы в болезненные галлюцинации девочки Аленки.

В общих чертах повторяя основную канву кэрролловской «Алисы», Шванкмайеру удалось в авторском ключе подойти к раскрытию характеров героев и добавить с дюжину сюжетных хитросплетений.

Глава III — Последнее пришествие

Многие сложности технического характера, с которыми сталкивались кинематографисты XX века, в начале XXI века стали неактуальны. Вопросы отпали с появлением «motion capture» 4 — метода анимации персонажей и объектов, позволяющего соединять реальную актерскую игру с искусственными персонажами. Так, допустим, появилась возможность показать Чеширского кота (с его неповторимой улыбкой) не как человека с надетой на туловище искусственной кошачьей головой, а как реальное существо, наделенное индивидуальными чертами характера.

Практически сразу же с появлением такого уровня техники на различных киностудиях (в 2004 году сначала на DreamWorks, позже — на Dimension Films) всерьез заговорили о возможности новых экранизаций «Алисы». Самой мобильной оказалась студия Walt Disney Pictures, которая в 2007 году начала работу над еще одной киноверсией по сценарию Линды Вулвертон.

Выбор режиссера стал для диснеевского руководства сродни попаданию в яблочко со стометровой дистанции глубокой безлунной ночью с завязанными глазами. Им стал сам Тим Бертон — настоящий сказочник века высоких технологий и дорогостоящих спецэффектов, отмеченный в 2007 году журналом Entertainment Weekly как один из 50 величайших режиссеров в истории кино. О, сколько звезд сошлось на небе для него: юбилей «Алисы», его личный юбилей — сорокалетие профессиональной деятельности, — выход фильма, открытие персональной выставки-ретроспективы его художественных работ в нью-йоркском Museum of Modern Art, презентация книги «The Art of Tim Burton»... Да пребудет гармония в природе!

Не углубляясь в сюжетные коллизии, отметим лишь, что бертоновской Алисе (в отличие от книжной) уже 17 лет и за годы, прошедшие со времени ее первого визита в Страну чудес, там многое изменилось. Такова преамбула, а сам фильм, по словам маэстро, «это не сиквел, не переосмысление и не совсем экранизация. Это «бертонизация».

Глава IV — Наша сказка хороша…

Первая публикация «Алисы в Стране чудес» 145 лет назад стала следствием лодочной прогулки тремя годами ранее Чарльза Лютвиджа Доджсона по небольшой речушке, впадающей в Темзу неподалеку от Оксфорда. Будучи в лодке в обществе трех дочерей своего коллеги, он решил поведать им историю о приключениях Алисы (названной так по имени одной из девочек — десятилетней Алисы Лиддел). Алиса попросила Доджсона записать рассказ для нее. Доджсон исполнил ее просьбу, а позже по настоянию своего друга издал эту рукопись. В 1865 году сказка вышла из печати...

Последующая судьба «Алисы» удивительна и находит свое отражение во многих контекстах. Осмысливать и переосмысливать ее роль предстоит еще не одному поколению (причем можем предположить, что зачастую проекция будет направлена вглубь самого человека). И, как заметил однажды сам Кэрролл: «Слова, как вы знаете, означают больше того, что мы имеем в виду, пользуясь ими, а потому целая книга означает, вероятно, гораздо больше того, что имел в виду писатель....».