Отзыв на сериал «Очевидное»


В декабре выходит второй сезон сериала «Очевидное» — драмеди о нетипичной американской семье, глава которой на склоне лет совершает свой изящный каминг-аут. Продолжение истории о трансгендере без преувеличения стало одним из самых долгожданных в этом году. Вот наш отзыв на сериал «Очевидное».

Бывшему профессору Морту Пефферманну семьдесят, он разведен и живет холостой и с виду вполне счастливой жизнью в огромном пустом доме где-то в черте Лос-Анджелеса. На его шее трое взрослых детей — Сара, Джош и Али — разумеется, типичных кидалтов, которые, несмотря на возраст, все еще по-детски инфантильны и эгоистичны. Однажды Морт приглашает все семейство на ужин, чтобы сообщить новость («Наверное, у него рак» — безучастно предполагает кто-то из отпрысков) — отныне он Мора, женщина, что была вынуждена все эти годы жить в мужском теле. Казалось бы, все самое сложное позади — признавшись родным и получив их формальное «одобрение», можно на время выдохнуть. Но для Моры, которая, наконец, получила право без оглядки носить бусы и парики, начинается очередной этап проверки на износостойкость.

По ходу истории фокус поочередно смещается на других членов семьи, каждый из которых тоже переживает своеобразную метаморфозу. Сара — образцовая жена, которая уходит от состоятельного мужа и пускается во все тяжкие со своей школьной любовью (на секундочку, женщиной). Джош — порядком уставший от любовных разочаровании и, кажется, впервые в жизни пытающийся осознанно строить отношения (на секундочку, с женщиной-раввином). И, наконец, младшая Али — которая никак не может принять правила игры во взрослую жизнь, попутно переживая кризис самоопределения. Каждый отхватил свой щедрый кусок личной драмы, каждый заслуживает свою порцию сочувствия.

В заключительной серии на еврейских похоронах Али выпытывает у мамы, почему в тринадцать лет у нее не было бармицвы. «Ты сама не захотела, дорогая». «Но ведь тринадцатилетние не должны принимать такие решения!». А узнав, что в тот день «папе» нужно было ехать в лесной лагерь для транссексуалов, закатывает тому истерику. Эмоциональный накал достигает пика, старательно накопленные претензии щедро изливаются на всех участников конфликта, и здесь в самую пору вспомнить толстовское — про несчастливые семьи, которые несчастны по-своему. Но промежуточный финал обнадеживает: как бы ни бранились милые, в итоге они все равно соберутся за одним столом — доедать заветрившиеся поминальные салаты.