Отзыв о фильме «Пикник у Висячей скалы»


В унисон осеннему настроению смотрим «Пикник у Висячей скалы» — самый загадочный фильм австралийского режиссера Питера Уира, ставший едва ли не лучшим образцом мистического реализма в современном кинематографе.

Неслучайно фильм предваряется строчками Эдгара Аллана По: «Что видим мы и что видят в нас есть только сон и сон внутри другого сна». Киноэпиграф становится одновременно и камертоном, и возможным ключом к разгадке мистического ребуса, приключившегося на Висячей скале со школьницами и их учительницей математики.

События разворачиваются в колледже для девочек где-то под Мельбурном, в последний День Святого Валентина XIX века. Блаженно потягиваясь после сладкого сна, невинные девы, шелестя кружевом юбок, неторопливо расчесывают белокурые локоны и туго затягивают друг другу корсеты. Однако практически с первых кадров идиллическая картинка, густо пересыпанная сахарными образами викторианской эпохи — белые лебеди, бусины, банты и цветы, — самых тонко чувствующих заставит нервно поежиться: что-то тут не ладно. И словно в подтверждение главная героиня отрешенно произносит пророческое: «Совсем скоро меня здесь не будет...». Несмотря на строгие нравы, юным прелестницам разрешают отправиться на прогулку — устроить пикник у высоченной и пугающей размерами Висячей скалы. Здесь с девушками начинают твориться странные вещи: то остановятся разом все часы, то нападет коллективная полуденная дремота, то необъяснимая сила вдруг заставит скромных воспитанниц снять чулки и танцевать босиком в косых лучах палящего солнца.

Что за ангельская чертовщина разворачивается на экране, не станет понятно ни к середине фильма, ни ближе к его завершению. Вопрос, «куда пропали школьницы?» будет терзать пытливого зрителя приблизительно с той же томительной интенсивностью, что и «кто убил Лору Палмер?». Версий, объясняющих случившееся, немало: от уфологической (похитили, например, инопланетяне) и сейсмической (занесло в опасную геозону) до вполне себе тривиальной (провалились в глубокое ущелье) и даже криминальной (стали жертвами кровожадного маньяка-убийцы). Но лучше оставить решение таинственной головоломки на откуп высоколобых киноведов, а самим сконцентрироваться на вещах куда более приятных — зеленеющих открыточных видах дикой природы, что временами как будто выпадают из фокуса оператора, или густом звуковом сопровождении, где классические композиции перемежаются этническими мелодиями.