Рецензия на фильм «Выживший» (The Revenant)


Я не очень понимаю, почему его переводят как «Выживший». Это вообще на каком языке? Там ведь в фильме есть типа англоговорящие американцы (их дублируют без всяких там субтитров по-русски), французы и разноплеменные индейцы — каждый со своим языком и субтитрами. Есть мнение, что The Revenant — это по-французски. Типа возвращенец, вернувшийся. Потому что лично я, когда слышу слово «выживший», вспоминаю сакраментальное «миллионы погибли в огне и от радиации, но были выжившие, и они стали строить новую жизнь на обломках старой...» (голосом Володарского). А тут ведь вообще не про то.

Тут борьба человека с матерью-природой. Причем Создатель явно на стороне последней. Впрочем, как и все мальчики, которые читали Джека Лондона и Фенимора Купера. Только вряд ли кто-то из этих мальчиков мог представить, насколько жестока природа. Если раньше пальму первенства в смысле реалистичности индейцев и окружающих их ландшафтов, оружия там, костюмов и прочего занимали «Последний из могикан» Майкла Манна 1992 года, «Апокалипсис» Мела Гибсона и отчасти «Мертвец», то теперь это все смотрится чересчур театрально. Прощай, Гойко Митич. Индейцы у Гонсалеса Иньярриту по-настоящему жуткие хтонические монстры, одушевленные силы природы.

Только неясно, что теперь делать 14-летним детям, которые прочитали про белое безмолвие и золотую лихорадку и фантазируют, насколько там все круто и захватывающе, а тут — вуаля. Добро пожаловать в реальный мир. По степени воздействия на моего внутреннего ребенка это можно сравнить с «Трудно быть богом» в интерпретации Алексея Германа-старшего. Да, несомненно, я как взрослый мужик понимаю, что Босх с Брейгелем — это супер и так все в реальности и было в дерьмовом Средневековье, пусть оно даже и на другой планете. Но умоляю вас, уберите детей от экрана. Особенно если они только что прочитали оригинал братьев Стругацких.

Ну а если буквально и мы тут все взрослые люди, то Алехандро Гонсалес Иньярриту — гений, Ди Каприо — великий актер, тут без вопросов. Пацаны, вообще, ребята. Особенно вот этот вот Том Харди. Крутейший образ всем понятного злодея, заодно представляющего и всю циничную западную цивилизацию в своем лице. А монолог, как папик обрел Бога и что Иисус — это жирная белка и его нужно поймать, зажарить и сожрать, даже нельзя в полной мере назвать богохульством. Любой, кто хоть раз принимал причастие или хотя бы думал об этом, согласится со мной. Думаю, именно за эти слова Тома и номинировали на «Оскар» второго плана.

Кстати, об «Оскаре». Есть мнение, что, дескать, алчные Гонсалес и Лео просекли фишку и весь этот фильм есть искусно сделанная, но насквозь конъюнктурная поделка, шах и мат для оскаровского комитета, но я о таком даже думать не хочу, потому что для моего внутреннего ребенка это будет смертельный удар.