Биография Алана Пинкертона


Алан Пинкертон, один из первых детективов в истории мирового частного сыска, который создал широко известное Национальное детективное агентство Пинкертона с девизом «Мы никогда не спим» и эмблемой в виде недремлющего ока. Это о его сотрудниках писали историки, что «человечество не знало более отъявленных негодяев, чем агенты Пинкертона»

Алан Пинкертон Родился 25 августа 1819 года в Шотландии, в городе Глазго. В 23 года уехал в США, обосновался недалеко от Чикаго и спустя четыре года стал шерифом. В 1850 году открыл частное детективное агентство, прославившееся поимкой отпетых преступников, грабивших банки и поезда. В 43 года ушёл в отставку с должности главы агентства, оставив его своим сыновьям, и занялся написанием мемуаров и пособий по криминалистике. 1 июля 1884 года споткнулся, упал, прикусил язык и спустя несколько дней погиб от гангрены.

Биография Алана Пинкертона

Пинкертон вряд ли мог далеко убежать от своего призвания, так как папины сыскные гены угнездились прочно. Папа, Уильям Пинкертон, сначала поработал ткачом, потом перепрофилировался в полицейского, но так и не успел научить сына уму-разуму, погибнув при исполнении. Поэтому Изабелла Пинкертон, матушка будущего главы сыскного агентства, запретила Алану даже думать о погонях и перестрелках и определила его в ученики к бондарю. Тем более что с учёбой у Пинкертона-сына был полный абзац, а бондарям хорошо платили. Пятнадцать лет Пинкертон добросовестно клепал бочки и гнул обручи, но потом всё равно пошёл по папиной дорожке.

Чуть повкалывав на пивоварне в городишке Данди, штат Висконсин, недалеко от Чикаго, Пинкертон сообразил, что таким макаром дождя из долларов ему не видать, и открыл бондарную мастерскую, где через год уже трудился десяток наёмных работников. Окружающие нарадоваться на него не могли — семь шкур не драл, торговал честно и притом в рассрочку.

О том, что именно разбудило папины гены в преуспевающем владельце мастерской, разговоров ходило немало. Самая интересная версия повествует о том, что однажды в мастерскую наведались молодчики, расплатившиеся фальшивыми купюрами. Пинкертон сдвинул брови и пообещал поймать негодяев. Мужик сказал — мужик сделал. Включив ищейку, он выследил бандитов и сообщил властям. Власти возбудились, вместе с неутомимым Пинкертоном устроили засаду, а потом, снабдив его деньгами, заслали к главарю. Пинкертон втёрся в доверие и вывел того на чистую воду. Дело оказалось громким, герою спели хвалебные песни и торжественно пригласили на работу в полицию. Вооружённых бандитов в те поры в Чикаго и в окрестностях клубилось более чем достаточно, и полиция нуждалась в смекалистых и храбрых парнях. К нему уже внимательно приглядывалось правительство США, поручая вылавливать фальшивомонетчиков, и карьерный взлёт был не за горами.

Девы (по гороскопу) и сами способны на то, чтобы начать своё дело, но часто рядом с ними оказывается тот, кто подтолкнёт их и развеет все сомнения. Говорили, что для Пинкертона им стал Авраам Линкольн, с которым будущий знаменитый сыщик был в приятельских отношениях. Вроде бы именно Линкольн, вскоре ставший президентом США, а тогда ещё один из ведущих адвокатов штата Иллинойс, посоветовал Пинкертону подумать о своём детективном агентстве. И уже спустя десять лет тот стал открывать филиалы по всей Америке, чтобы у преступников не было возможности скакать по штатам, скрываясь от ответственности. В агентстве, где сначала работало всего одиннадцать человек, отказались от экскурсий в тюрьмы для запоминания преступников, стали рисовать их портреты, делать подробнейшее словесное описание бандитов, расклеивать на столбах листовки со словом «Разыскивается», вести картотеки, помещая карманников и убийц в разные ящики. И скрупулёзно собирать досье, где к портрету прикладывался список всех приключений преступника. А заодно осваивать практику подсаживать «уток» в камеры и «кротов» в банды и брать на вооружение технические новинки. Сам же Пинкертон оставался верен малоизвестному британскому пятизарядному револьверу «Бентли», который позволял моментально открывать огонь и не допускал осечек, верой и правдой прослужив своему хозяину долгие годы.

Сотрудники во главе с Пинкертоном вовсю заботились о репутации агентства, не связывались с дурнопахнущими бракоразводными делами, подтягивали для работы и хорошо платили внештатникам, внедрялись в банды, работали под прикрытием и напрочь разорвали шаблон противнику, впервые приняв на работу женщину.

В симпатичной Кейт Уоррен с её милой улыбкой, зорким орлиным глазом, нюхом гончей и хваткой питбультерьера никто не мог даже заподозрить детектива. Все детективы Пинкертона должны были иметь отличную спортивную подготовку, актёрские способности, уметь вести себя в обществе, держать язык за зубами, избегать азартных игр и не увлекаться сигарами и виски.

Преступников «пинки» преследовали до победного конца, раз сев им на хвост и уже не выпуская из поля зрения. Было дело, когда одного красавца задержали аж через три года, когда того уже осудили под другим именем и отправили на принудительные работы. Агентство, от всех прочих отличавшееся надёжностью, безупречной репутацией и профессионализмом, нанимали Почтовая служба, Министерство финансов и частные лица. «Пинки» охотились за гангстерами, раскрывали громкие дела вроде ограблений поездов и гремели по всей Америке, пока не получили информацию о готовящемся покушении на Линкольна, уже президента, по пути в Вашингтон на инаугурацию. Всё было сделано за один день. Охраняли его на совесть, задействовав всех сыщиков агентства, меняли маршрут следования, резали телеграфные провода, чтобы оставить президентских врагов без связи, а сопроводив ценный груз, доложили, что «сливы доставили в сохранности вместе с косточками». Власти опять отметили проделанную работу и пригласили Пинкертона возглавить секретную службу президента. Ту самую, из которой потом, как грибы после дождя, полезут ЦРУ и ФБР. Пинкертон по привычке взялся за дело засучив рукава, навёл там свои порядки, поставил охрану президента на должный уровень, разделил службу на разведку и контрразведку и порой самолично оставался под дверью охранять покой и сон первого лица государства.

Агентство Пинкертона гоняло по всем штатам и отлавливало знаменитых гангстеров вроде Джесси Джеймса, который грабил поезда и банки и считался в народе Робин Гудом, хоть и уложил наповал нескольких «пинков». Пинкертона нанимали для подавления восстания на Кубе, услугами его агентства пользовался и Джон Рокфеллер. По поводу численности сотрудников агентства в народе было распространено мнение, что пинкертонов больше не только чем детективов в любой другой стране, но и военных в армии CILIA.

У Пинкертона шесть лет подрабатывал частным сыском и Сэмюэл Дэшилл Хэммет, впоследствии ставший писателем «крутых» детективных романов с мозгами на стенах, свёрнутыми набок челюстями, роковыми красавицами и без меры пьянствующими детективами. Да и сам основатель агентства был вскоре увековечен в книжках сыщицкой серии с героем Натом Пинкертоном, строго законспирированными авторами и кучей читателей, охотящихся за свежими выпусками. По поводу «пинкертоновщины», заполонившей книжный рынок, высказался в своё время всполошившийся Корней Чуковский, считая, что главный герой, «и голову, и душу, и сердце которого заменяет кулак, да в придачу револьвер», тот ещё фрукт.

В агентстве отца работали и его сыновья — Уильям и Роберт, до тех пор, пока Пинкертон, человек без образования и связей, начавший своё дело с нуля, не отправился на покой. Сидеть без толку он не мог, поэтому взялся за перо и вскоре порадовал мир несколькими книгами: «Криминальными мемуарами» и воспоминаниями «Шпион на Гражданской войне» и «Тридцать лет — сыщиком».

Агентство же переходило от сына к внукам и правнукам Пинкертона, пока не было продано за сотни миллионов долларов.

«Читая заметку про какое-нибудь преступление, я могу, опираясь на общее знакомство с подобного рода делами и на свой обширный архив, достаточно точно определить почерк преступника, а дальше, зная имена, повадки и ход мыслей людей, найду виновных».

Характер Алана Пинкертона

Железобетонный, особенно если дело касается работы. Характер Пинкертона не дал ему спокойно клепать бочки, да и папины гены бунтовали. Уже в юности он присматривался к тому, как живёт беднейшая прослойка населения, и, в конце концов, примкнул к чартистам, которые боролись за права рабочих и подавали в парламент свои требования. Пинкертон, которому жизнь на вторых ролях не улыбалась, быстро стал лидером движения и так же быстро был занесён властями в список самых неблагонадёжных. Поскольку выбирать приходилось между арестом и отъездом, он отправился через океан, подальше от английских тюремных стен. Впрочем, в Америке он не угомонился и в свободное от бондарства время занимался переправкой беглых рабов с Юга в Канаду.

Уже работая помощником шерифа, Пинкертон сначала хмуро смотрел на взяточничество и нерасторопность сослуживцев, а потом отправился в свободное плавание. Интриги помешали ему работать и в сексотах у президента. Поползли слухи, что покушение на Линкольна Пинкертон организовал самолично, чтобы втереться в доверие и пробраться в святая святых. Пинкертон, глядя на всю мышиную возню, заявил, что оправдываться он не намерен, президент жив и это главное, а на остальное ему наплевать. Однако дело было сделано, семена недоверия упали на благодатную почву, и Линкольн вскоре распрощался со своим начальником охраны. Спустя четыре года президента застрелили в театре, Пинкертона рядом уже не было, но кое-кто всё ж таки не удержался и пустил слух, что это месть за увольнение и вообще Пинкертон злопамятный малый и обид не прощает.

Для Пинкертона, охотившегося за головорезами всех мастей, похоронный марш мог сыграть в любую минуту, но тот упрямой ищейкой бежал по следу, не сворачивая с пути. Ему угрожали и тоже не прочь были поохотиться на него. Однажды Джесси Джеймс, гангстер, кого долго и упорно отлавливали и кто отправил на тот свет трёх агентов Пинкертона и шерифа, объявил Пинкертона своим личным врагом после того, как «пинки», бросив бомбу в окно Джеймса, ранили его мать и угробили младшего брата, ещё совсем ребёнка. Пинкертон избежал смерти только потому, что его агенты нажали на курок проворнее. При этом Пинкертон, чьи люди были обучены стрелять без предупреждения, и кто не забывал объяснять им, что выживает самый расторопный и меткий, считал, что к преступникам нужен особый подход: «Если целью является свершение правосудия, то цель оправдывает средства. Для поимки преступника все методы хороши. И всё же к преступникам следует относиться как к людям, в глубине души способным на нравственное возрождение».

Личная жизнь Алана Пинкертона

Об Алане Пинкертоне известно, что женился он в двадцать три года на совсем молоденькой хористке Джоан Кэрфи, которая рука об руку прошла с мужем по жизни и родила ему двух сыновей. С Джоан, обеспечивавшей достойный тыл и не имевшей привычки донимать расспросами своего малоразговорчивого и занятого работой мужа, Пинкертон прожил четыре десятка лет, пока однажды не упал на улице. Знаменитый сыщик, избежавший пуль злоумышленников и ножей головорезов, прикусил язык и вскоре умер от попавшей в рану инфекции, так и не отметив свой шестьдесят пятый день рождения. Джоан Кэрфи, миссис Пинкертон, последовала за мужем на небесный суд спустя всего пару лет, как и положено безутешной верной жене.

Алан Пинкертон, знаменитый сыщик, похоронен в Чикаго, и на его надгробной плите выбито: «Друг честности, враг преступлению. Он сочувствовал рабам и боролся за их свободу. Ненавидящий несправедливость и любящий добро, он был сильным, смелым, нежным и правдивым».