Биография Дениса Давыдова


В преддверии 23 Февраля мы не можем не вспомнить о Денисе Давыдове — гусарском поэте, выдающемся генерал-лейтенанте и настоящем патриоте своего Отечества.

Сам себя Давыдов называл «ловчим, пахарем, семьянином и поклонником красоты». Он действительно был нетипичным гусаром, никакой скабрезности и излишеств: к даме сердца Денис Васильевич относился с рыцарским почтением, нередко принимая вертихвосток за достойных порядочных женщин, да и огненная вода его особо не интересовала. «Он не оправдывал собою нашей пословицы: пьян да умен, два угодья в нем. Умен он был, а пьяным не бывал», — говорил о Давыдове Вяземский. Именно эта нестыковка позволяла легко отделять личность автора от личности лирического героя, зачастую ведущего более насыщенную жизнь, чем сам поэт. Но не все усвоили это литературное новшество: так, матери потенциальных невест театрально хватались за сердце, узнав, что жених — гусар, а значит, усатый похабник, пьяница и кутила. Разумеется, ни о какой лирической ипостаси они и слушать не хотели. Но справедливости ради заметим, что в одном автор и его герой все же совпадали полностью, а именно в любви к родине и готовности отстаивать ее интересы до последнего вздоха. И в этом нет ни малейшего преувеличения.

Биография Дениса Давыдова

Денис Васильевич Давыдов родился 27 июля 1784 года в Москве в семье военного. Таким образом, дело всей его жизни было заранее предопределено. Еще в детстве будущий поэт был приписан к престижному Кавалергардскому полку, да еще и благословлен самим Суворовым. Александр Васильевич, приехавший в гости к отцу Давыдова, увидел шустрого мальчишку и сказал: «Этот удалой будет военным, я еще не умру, а он уже три сражения выиграет». Слова оказались пророческими. Таким судьбоносным эпизодом и почетным благословением Денис гордился всю жизнь, хотя воспитание не позволяло ему открыто говорить об этом. Давыдов вообще отличался редкой скромностью — ни малейшего хвастовства (что тоже нетипично для гусаров).



Несмотря на достаток и положение в обществе, судьба не всегда была благосклонна к его семейству. После смерти Екатерины II Давыдов-старший был уволен из-за недостачи в 100 тысяч рублей, выявленной в Полтавском полку, которым командовал Василий Денисович. Виноваты были нечистые на руку интенданты, но, разумеется, никто не стал ни в чем разбираться. Чтобы возместить убытки, глава семейства был вынужден продать родовое имение. Но, несмотря на все упомянутые тяготы, сыновья Давыдовых росли в атмосфере любви и получали прекрасное домашнее образование. Денис изучал французский, занимался верховой ездой и наслаждался прогулками на свежем воздухе, ведь Василий Денисович со временем купил небольшую деревню Бородино — да-да, ту самую, давшую название знаменитому сражению.

Эскадрон гусар летучих

В 1801 году Давыдов поступил на службу в Кавалергардский полк в Санкт-Петербурге. Поступил не без унизительных сложностей: ведь Денис был маленького роста, что никак не вязалось с представлениями о статных защитниках Отечества. Но Давыдов сумел доказать свое право быть кавалергардом. Довольно быстро он снискал славу самого выносливого, остроумного и при этом скромного солдата. Продвижения по службе не заставили себя ждать: в сентябре 1801 года Денис стал эстандарт-юнкером, через год был произведен в корнеты, а в ноябре 1803 года — в поручики. Примерно тогда же Давыдов решил заняться поэзией. Причем свою проявленную смелость и остроумие в службе он решил точно так же использовать и в сочинении стихов. И подобная прыть понравилась немногим. Басня «Голова и ноги» настолько разозлила императора Александра I, что тот разжаловал Давыдова в ротмистры и перевал из гвардии в Белорусский гусарский полк в Подольскую губернию. Случай по тем временам неслыханный, ведь престижной военной должности лишали только за очень существенные провинности: картежные аферы, взяточничество, казнокрадство и боевую трусость. А вот Денис Давыдов поплатился за свое острословие.

Но, вопреки всем ожиданиям, гусарство начинающему литератору понравилось. Новые товарищи и новые темы для творчества. И даром, что вдали от Петербурга. Что может быть лучше? Именно в своей военной «ссылке» Давыдов познакомился с культовой фигурой — поручиком Алексеем Петровичем Бурцевым, пленившим поэта своими остроумными шутками и гусарскими замашками:

Бурцов, ёра, забияка,

Собутыльник дорогой!

Ради бога и... арака

Посети домишко мой!

Эти веселые, преисполненные гедонизма стихи заучивали наизусть и с удовольствием цитировали. И что там маленький рост! Все компенсировали широта души и острый язык.

Боевые заслуги

Во время первой войны с Наполеоном Денис Давыдов отчаянно рвался на передовую. Ведь его брат Евдоким уже отличился в бою и был тяжело ранен под Аустерлицем. Давыдову совсем не хотелось отсиживаться в тылу. После всех стараний Денис был назначен адъютантом к генералу Петру Ивановичу Багратиону, и вот тут его поджидал особый щекотливый момент. Все дело в том, что в юности Давыдов умудрился высмеять... нос знаменитого полководца. Естественно, первая встреча была для поэта более чем волнительной. По легенде, Петр Иванович беззлобно воскликнул: «И этот человек смеялся над моим носом!» Денис, в свою очередь, решил эффектно выкрутится, сославшись на то, что все остроты-де из зависти, потому что у самого него носа и вовсе нет. Багратиону такой ответ пришелся по душе, и он подыграл поэту-острослову. Когда ему докладывали, что враги уже «на носу». Петр Иванович уточнял: «На чьем? Если на моем, то можно еще отобедать, а если на Денисовом, то по коням!»

Больше никаких вольностей в отношении Багратиона Давыдов себе не позволял. «Вождь гомерический, Багратион великий!» — восклицал он в более поздних стихах. Но это было после.

А пока Давыдов отличился в бою при Прейсиш-Эйлау, где не побоялся в одиночку противостоять отряду французских улан. За такую смелость он был удостоен ордена Святого Владимира IV степени, получив вдобавок бурку от самого Багратиона и трофейную лошадь. Это была только первая победа. Давыдов участвовал и в русско-турецкой кампании, а во время Отечественной войны 1812 года отличился тем, что вместе с 50 гусарами и 80 казаками сумел не только взять в плен 370 французов, но и отбить при этом 200 пленных соотечественников.

Рассказы о смелости и доблести Дениса Васильевича передавали из уст в уста, его изображения можно было встретить как в простых деревенских избах, так и в светских салонах.

Но, несмотря на справедливые награды и народное признание, не все представители власти уважительно относились к успехам Давыдова. Так, за героическое взятие Дрездена он был посажен под домашний арест, потому что опередил генерала, желавшего похвастаться крупной победой.

Неудачи в любви

Насколько хорошо у Давыдова складывалась военная карьера, ровно настолько же не везло ему в любви. Нет-нет, он не уворачивался от стрел Амура, наоборот — упорно искал ту единственную, что осчастливит его на долгие годы. Но встречал лишь разочарования. Например, его драматическая влюбленность в прелестного голубоглазого ангела — Аглаю де Грамон. Денис таял от любви, невеста тоже вроде бы охотно принимала его ухаживания, а потом взяла и вышла замуж за двоюродного брата Давыдова. Причем только из-за... высокого роста соперника (что может быть унизительнее!).

Вскоре отвергнутый Давыдов вновь влюбился — на этот раз в хорошенькую балерину Татьяну Иванову. И вновь неудачно — девушка бежала со своим балетмейстером. Было и еще одно печальное увлечение. Проходя службу под Киевом, Давыдов вдруг увлекся Лизой Золотницкой, племянницей Раевских. Ее родители были согласны на брак при условии, что Денис выхлопочет у императора казенное имение в аренду. Тот бросился в Петербург. Воспользовавшись его отъездом, Лизанька закрутила роман с известным кутилой Петром Голицыным, единственным достоинством которого была привлекательная внешность.

Счастливый брак и... новая любовь

После череды громких неудач за поэта вступились его преданные друзья, вызвавшиеся найти Денису порядочную невесту. К счастью, их старания увенчались успехом, хотя им пришлось изрядно постараться, оправдывая своего верного приятеля перед матерью выбранной девушки. Мол, не обливается Денис шампанским с головы до ног и не щиплет девок, лихо подкручивая ус и отпуская сальные шуточки. В конце концов Давыдов счастливо женился на миловидной, образованной и порядочной Софье Чирковой.

Они жили в мире и согласии. Денис отошел от военных дел, занимался охотой и воспитанием детей. И можно было бы ставить точку в этой истории, если бы не... новая любовь. «О, как на склоне наших лет нежней мы любим и суеверней», — метко заметил Тютчев. 50-летиий Давыдов влюбился в 22-летнюю племянницу своего сослуживца Евгению Золотареву. Бурный роман длился 3 года, и за это время поэт написал множество пылких стихотворений, ставших впоследствии романсами (например, «Вечерний звон»).

Как признавался сам Давыдов: «Я, право, думал, что век сердце не встрепенется и ни один стих из души не вырвется. Золотарева все поставила вверх дном: и сердце забилось, и стихи явились, и даже текут ручьи любви, как сказал Пушкин».

Но, увы, и этот роман завершился не самым лучшим образом. Софья устроила неверному мужу бурный скандал, а молодая ветреная Евгения, охладев к зрелому поклоннику, вышла за первого встречного. Именно эта любовь стала последней для нашего героя.

...Денис Давыдов скоропостижно скончался 22 апреля 1839 года в своем имении Верхняя Маза. Ему было всего 55 лет. Позже прах выдающегося поэта и патриота был отправлен в Москву и погребен на кладбище Новодевичьего монастыря.