Биография Михаила Цехановского


Михаил Цехановский — фигура полузабытая, несмотря на богатый послужной список и нестандартную биографию. А ведь именно благодаря ему на экране ожили Царевна-лягушка, пушкинская старуха из «Сказки о рыбаке и рыбке», девочка Женя из «Цветика-семицветика» и многие другие.

Аниматор, сценарист, скульптор, иллюстратор, теоретик искусства, лауреат престижных кинофестивалей и юрист — у Цехановского было немало эффектных регалий. Он работал в Париже, застал эпоху Серебряного века, активно общался с опальным Шостаковичем, сотрудничал с Маршаком и Житковым, стоял у истоков отечественной мультипликации, но со временем имя его забылось. Попробуем восстановить вехи творческой судьбы замечательного ленинградского художника, расскажем вам биографию Михаила Цехановского.

Михаил Цехановский, биография

Михаил Михайлович Цехановский родился 26 мая 1889 года — в один год с Ахматовой (читайте на нашем сайте «Анна Ахматова, биография»), Юрием Анненковым и Чарли Чаплином. Его отец был чиновником, любил играть на скрипке, а мать живо интересовалась искусством и сама немного занималась живописью. Так что с детства Мишу окружала творческая атмосфера. В Петербурге той поры было где развернуться одаренной личности: литературные кружки, театры, кабаре, расцвет живописи и философии. Крутом мистификаторы, актеры, эпатажные поэты — идеальная среда.

Михаил учился в Первой Санкт-Петербургской гимназии и уже в школьные годы заболел театром. Увлечение привело его к Блоку, но какой была встреча с кумиром, неизвестно. В те времена молодежные паломничества к Блоку были своего рода трендом: к нему приходили и «рязанский парень со стихами» (так Александр Александрович охарактеризовал Есенина в своих записных книжках), и гимназистка Елизавета Пиленко, впоследствии принявшая монашеский постриг под именем Марии... Однако Цехановский не пополнил ряды поэтов и не взошел на театральные подмостки, зато решил поступать в Академию художеств и на юрфак Санкт-Петербургского университета. Перед поступлением, в 1908—1910 годах, Цехановский стажировался в частной парижской мастерской, но в городе Моне не задержался, так и не влившись в ряды монмартрской богемы.

Как знать, возможно, судьба художника сложилась бы иначе, останься он во Франции. Мировая слава, богатство, роскошная мастерская... а может, и наоборот прижизненное забвение.

Служба новому искусству

Цехановский вернулся в Россию, активно учился, шлифуя полученные умения, но Первая мировая война внесла свои коррективы в планы художника: пришлось бросить университет и перебраться в Москву, где он поступил в училище ваяния и зодчества. Но из-за октябрьского переворота опять пришлось перестраиваться. Томную меланхолию декаданса (о том, что такое декаданс мы уже писали) и роскошь югендстиля сменили агитационные плакаты. «Искусство принадлежит народу» — ключевой лозунг. Основной цвет — красный. Как и многие люди искусства, революцию Цехановский воспринял с воодушевлением: свежие идеи, новый формат и возможности для выражения мыслей, — художник был настроен более чем оптимистично. Он записался в Красную армию и нашел себя в оформлении мероприятий, лепке скульптур и рисовании плакатов, а уже в 1923 году стал работать в детской редакции Ленгиза, а затем и в издательстве «Радуга». Борьба с неграмотностью, воспевание технической мощи страны — для этих задач требовалось достойное обрамление. Цехановский занялся книжной графикой: все его рисунки получались предельно точными и реалистичными. Художник с невероятной точностью и дотошностью воспроизводил мельчайшие детали: гвоздь — это гвоздь, а коробок спичек — это коробок спичек.

В конце 1920-х Цехановский кардинально сменил вектор своих интересов: перешел от статики к движению. Первой пробой пера стала «Почта» Самуила Маршака: все изображенные им фигуры получились живыми, объемными, только что не выпадающими из книжки прямиком в руки юного читателя.

Книжная иллюстрация познакомила Михаила с изобретателем и музыкантом Евгением Шолпо и композитором Арсением Авраамовым. Вместе они разрабатывали так называемую концепцию «рисованного звука» — сложную технологию совмещения графики и аудиодорожки. Цехановский с головой ушел в работу. «Интересно, если заснять на эту дорожку египетский или древнегреческий орнамент — не зазвучит ли вдруг неведомая нам доселе архаическая музыка?» — интересовался погруженный в аудиовизуальные эксперименты художник. В это же время он разрабатывает и «кинокнижки». Цехановский рисовал на плотной бумаге одинаковые фигуры, каждая из которых воспроизводила определенное движение. Если читатель быстро пропускал страницы между пальцами, то фигура начинала двигаться.

Постепенно Цехановский перешел от экспериментов с изображениями непосредственно к созданию мультфильмов: в 1928 году он заключил контракт с «Совкино» (будущим «Ленфильмом»), где решил довести до ума «Почту» Маршака, выпустив ее на экраны. Успех был колоссальным. Даже западные журналисты не обошли вниманием новаторский мультфильм.

Цехановский же всерьез взялся за разработку теорий о звуковом кино. Он снял короткометражку «Пасифик-231» на музыку швейцарско-французского композитора Артюра Онеггера.

И вновь успех! Окрыленный лестными отзывами режиссер решает сделать фильм о Ленине, выхлопотав разрешение самой Крупской. Но амбициозного ленинградца отодвинули на второй план, перепоручив идею столичному режиссеру-документалисту Дзиге Вертову. «Надоела эта московская возня. Время потеряно. Впереди — неизвестность....» — пишет разочарованный Цехановский в своем дневнике.

Сложный период

От столичных баталий за место под солнцем режиссер укрылся в родном Ленинграде, где познакомился с Шостаковичем, в котором обрел еще одну родственную душу (их объединяли как минимум новаторские методы работы). Цехановский продолжает работать, ни на секунду не отступая от своих масштабных замыслов. Правда, вместо «Ленинианы» Цехановский решает сделать первую мультипликационную оперу-сказку на основе пушкинских сюжетов.

В течение трех лет с Шостаковичем они самозабвенно творят, но в 1936 году проект закрывают — Шостаковича объявили «формалистом» и «антинародным» композитором, а его оперы — «какофонией». Полностью отснятая «Сказка о попе и о работнике его Балде» легла на полки «Ленфильма», а впоследствии и была уничтожена во время бомбежек города.

От эпохального замысла остался один коротенький фрагмент «Базар» — маленькая пресная крошка от праздничного пирога, лишенная изначальной смысловой нагрузки. Цехановский был раздавлен и даже на несколько лет приостановил свои занятия мультипликацией. От творческого кризиса его спас Шостакович, написавший оперные партии для «Сказки о тупом мышонке», вышедшей на экраны в начале 1940-х.

Военные годы Михаил Цехановскнй провел в Ленинграде. Во время блокады художник нарисовал автопортрет, который назвал «За два дня до смерти». Болезненно заострившиеся черты лица, худоба, щетина на впалых щеках... Но судьба распорядилась иначе. Художник выжил и после войны вернулся к работе над мультфильмами.

Расцвет творчества

Взгляд Цехановского стал мягче и добрее, а мультфильмы, сделанные в соавторстве с любимой супругой Верой Бесславной, получались яркими и романтичными. Озорной «Телефон», красочные «Цветик-семицветик», «Сказка о рыбаке и рыбке», «Царевна-лягушка», — режиссер фонтанировал идеями, и все его работы публика принимала с воодушевлением. Разумеется, критики все равно находили к чему придраться, но жесткой травли не было. И это при том, что Цехановский мог горячо спорить и с писателем Самуилом Маршаком, и с режиссером Михаилом Роммом, и с чиновниками культуры.

Формула «свой среди чужих, чужой среди своих» как нельзя лучше характеризовала Цехановского. С одной стороны, он принимал советскую идеологию, с другой — отчаянно боролся за права невинно осужденных и выступал против шаблонности искусства. Его попеременно называли то «конъюнктурщиком», то «авангардистом». Цехановскому было все равно: «Душа подлинного художника должна так вскипеть и так созреть, что даже если он не получает признания и совершенно одинок, высшее чувство удовлетворения от своей работы не может в нем поколебаться ни на йоту».

Последняя работа Цехановского — андерсеновские «Дикие лебеди». В истории отечественной мультипликации это был первый полнометражный и широкоформатный музыкальный фильм. Но, к сожалению, художнику не удалось продолжить свои творческие поиски: в 1965 году Михаил Михайлович Цехановский скончался. Его вклад в историю отечественной мультипликации переоценить сложно. Как сказал драматург Михаил Давыдович Вольпин, «он поднял уровень «Союзмультфильма» на четыре ступени».