Биография Жанны д’Арк


Эпоха Средневековья была временем мужчин. Короли вели войны, изменяя границы государств, святые отцы молились за души и ловили ведьм, поэты воспевали доблесть рыцарей и красоту дам, ремесленники и крестьяне трудились и платили налоги. А женщинам приходилось делать «все остальное» — хранить очаг, вести хозяйство, рожать и воспитывать детей, вдохновлять на подвиги и хранить свою добродетель. Конечно, у дам высокого рода было больше свободы и больше возможностей влиять на ход истории, и многие из них блестяще играли не только в шахматы, но и в политику. Однако удивительно то, что самым ярким и таинственным женским персонажем средневековой истории стала простая французская девушка — Жанна д'Арк.

Ее внешность навсегда останется загадкой — не сохранилось ни одного «прижизненного» изображения Лотарингской девы, — но это словно и не имеет значения для потомков: уже несколько веков ее рисуют юной и прекрасной воительницей в сияющих доспехах, вооруженной лишь знаменем и верой в свое божественное предназначение. Откуда она черпала силы вдохновлять и побеждать? Почему ее речи были одинаково убедительны для короля и для простых солдат? Для чего церковь сначала признала ее, а потом осудила на смерть? Правдива ли «каноническая» версия истории Жанны? Ответы на эти вопросы затерялись в средневековых архивах, оставив людям красивую легенду и веру в чудо.



Биография Жанны д’Арк

6 января 1412 года в шампанской деревушке Домреми в семье крестьянина Жака Дарка родилась дочь, и при крещении девочку нарекли простым именем Жанна. Это были трудные времена — шел 75-й год Столетней войны, в которой Франция день за днем теряла свои позиции и земли. Королева-мать, Изабелла Баварская, заигралась в дипломатические интриги, в результате чего ее сын Карл VII рисковал вовсе не взойти на французский престол. Некогда большая и гордая страна вот-вот должна была превратиться в английскую провинцию.

Да, Францию могло спасти только чудо. Но, чтобы оно свершилось, потребовалось время. До поры Жанна ничем не отличалась от прочих деревенских детей — играла, помогала родителям, училась прясть и управляться с хозяйством. Но, когда ей исполнилось двенадцать, она впервые услышала «голоса». Позже она охотно рассказывала представителям Святой Церкви, что с ней говорили святая Екатерина и святая Маргарита, а также архангел Михаил — предводитель Небесного Воинства. Конечно, они не сразу призвали ее идти спасать гибнущую Францию — для этого Жанна была еще слишком мала. Но вот ей исполнилось восемнадцать, и она вдруг настойчиво засобиралась в дорогу.

Ее первоначальной целью был ближайший к деревушке город Вокулер, откуда она намеревалась отправиться дальше — ко двору короля. Для Средневековья это было почти невозможным делом, но Жанну это не смущало. Зато беспокоило ее родителей, которые «от греха подальше» решили поскорее выдать дочь замуж, однако у них ничего не вышло. Ссылаясь на волю «высших сил», Жанна была непреклонна в своем решении покинуть дом. Наместник Вокулера, Робер де Бодрикур, поначалу не поверил одержимой крестьянской девушке. Но неожиданно речам Жанны поверили жители городка, поверили настолько, что, не дожидаясь решения своего господина, начали снаряжать, ее в поход — на народные деньги были куплены конь, дорожная одежда и доспехи. Может быть, сыграло свою роль давнее пророчество о том, что «Францию погубит злая женщина-чужестранка, а спасет невинная юная дева». Королева-мать с ее интригами вполне подходила для первой роли, а Жанна — для второй. И наместник города сдался: был собран отряд, который должен был отправить Лотарингскую деву к королю. Деревенская девушка добилась своего и начала свой крестовый поход на Столетнюю войну.

Королевские игры

В это время молодой и неудачливый король Карл VII пребывал в унынии и почти был готов подписать капитуляцию. Конечно, коронация в Реймсе могла бы спасти его, но путь туда был закрыт: прежде необходимо было снять осаду с другого города — Орлеана, который чудом держался под натиском захватчиков и был последним оплотом французского воинства.

Ситуация казалось едва ли не безвыходной. И тут королю доложили, что его желает видеть странная девушка, чтобы сообщить ему нечто важное. Карлу было нечего терять, и он согласился дать аудиенцию. Но, желая проверить, «посланницу высших сил», он посадил на трон вместо себя одного из своих дворян. Однако шутка не удалась — легенда утверждает, что Жанна чудесным образом узнала Карла в толпе придворных и, кроме того, в приватной беседе сообщила королю нечто такое, что заставило его немедленно поверить в ее божественную миссию. Впрочем, будучи осторожным, он все-таки назначил «испытание в Пуатье», где отцы церкви долго и дотошно расспрашивали Жанну о ее общении со святыми. Девушка честно призналась, что «не отличает «а» от «б», но при этом ей удалось убедить священнослужителей, что ее откровения идут от Бога.

Это было не просто и даже опасно, но тогда Церковь не нашла в ней ничего еретического. Жанна была признана честной и благочестивой и получила благословение идти на Орлеан. И наступило время чудес и побед — долгая и безнадежная осада города была снята едва ли не за неделю, боевой дух армии поднялся до небывалых высот, и Карл VII был коронован в Реймсе, как того требовала традиция. В войне наступил перелом. Жанна вела свое воинство, держа в руках лишь знамя, которое было сделано специально для нее, и французская армия одерживала одну победу за другой.

Оставалось завоевать Париж. Но внезапно король словно бы передумал воевать и занялся дипломатией. И Жанна вдруг осталась не у дел. Она присутствовала на королевских пирах, получила потомственный дворянский титул дю Лис, но совсем не это было ее целью — августейшие почести лишь огорчали ее. Она не уставала твердить Карлу, что необходимо идти на Париж как можно скорее. Возможно, она чувствовала, что король ее предаст.

Дорога на костер

Неудачная осада Парижа стала для Жанны д'Арк началом конца. Король Карл, к этому времени уже слишком увлеченный «бумажной войной», словно бы нехотя согласился штурмовать столицу и большого войска для этого не дал. Фактически он умышленно обрек своего чудесного полководца на поражение. А после неудачи он словно бы и вовсе разочаровался в Жанне.

Устав от придворного безделья, Орлеанская дева почти самовольно отравилась в осажденный англичанами город Компьен с небольшим отрядом верных ей людей. Здесь ее снова ждали военные успехи, но, увы, это продолжалось недолго — во время одной из вылазок Жанна попала в плен.

В те времена обмен военнопленными был довольно распространенным делом, и, если бы Карл хотел, он мог бы без труда вызволить Орлеанскую деву, которой он был обязан короной и воскресшей страной. Но король сделал вид, что это его не касается. Жанна провела в английском застенке последний год своей жизни, где ее поддерживали только голоса ее любимых святых. Они ободряли ее, обещали, что скоро все кончится, и спасали от отчаяния.

В январе 1431 года начался судебный процесс, который длился почти полгода. Почти все материалы этого следствия сохранились до наших дней, и благодаря тщательно записанным протоколам мы знаем о жизни Жанны почти все с ее собственных слов, а также из показаний свидетелей. Сейчас это может показаться смешным, но одним из главных пунктов обвинения было то, что девушка носила мужскую одежду. Казалось бы, объяснение этому очень простое: в дороге и в военном лагере так удобнее, доспехи, столь необходимые в бою, нельзя надеть на платье. Но отцы церкви словно бы не хотели слышать об этом и искали в практичном поступке дьявольский умысел. Восемнадцать раз следствие возвращалось к ее «голосам» и пророческим видениям, они, конечно же, были основным поводом для расследования. Жанне задавали множество вопросов, и, так же как на испытании в Пуатье, девушка отвечала на них просто и честно. Все попытки следователей заставить обвиняемую противоречить самой себе провалились.

Но этот судебный процесс не мог закончиться оправдательным вердиктом. 24 мая 1431 года Жанне д'Арк впервые зачитали обвинительный акт и трижды предложили отречься от своей ереси. Она трижды отказалась это сделать. Но во время чтения смертного приговора она вдруг изменила свое решение и произнесла формулу отречения. Казнь заменили пожизненным заключением.

Нам всем известно, что история Орлеанской девы закончилась иначе. Спустя два дня Жанна объявила, что отреклась из страха смерти, что она «очень сожалеет о сделанном и проклинает себя». Дело «некоей женщины Жанны, обычно именуемой Девой» было передано светским властям. На деле это означало смертный приговор и казнь. Согласно легенде, Жанну д'Арк сожгли в Руане, на площади Старого рынка, 30 мая 1431 года. Согласно историческим документам, через 25 лет было назначено новое разбирательство, в результате которого все обвинения с удивительной девушки из Домреми были сняты. Спустя почти пять веков, в 1920 году, Ватикан официально признал Жанну д’Арк святой.

И жила принцесса долго и счастливо

И все же эта удивительная история, больше похожая на сказку, кажется не такой уж однозначной. Уже не один век многие ученые пытаются опровергнуть каноническую версию жизнеописания Жанны. Слишком уж неправдоподобным кажется факт, что деревенская девушка так легко встала во главе французской армии и привела ее к стольким славным победам. Одна из самых популярных альтернативных версий биографии Жанны д'Арк утверждает, что она была незаконнорожденной королевского происхождения и ее «настоящей» матерью могла бы быть едва ли не сама Изабелла Баварская. Именно королевская кровь позволила Деве так легко справиться с ролью полководца и стать своей при дворе.

Также существует версия (она тоже опирается на особые «родственные связи), что Жанна не была сожжена на костре, а чудом спаслась. И вроде бы через несколько лет она «вернулась в мир», вышла замуж за дворянина по фамилии дез Армуаз и жила с ним долго и счастливо. А ее бывшие боевые соратники и даже сам король неоднократно навещали Жанну и общались с ней. А кто-то и вовсе уверен, что «Жанна дева» — это просто псевдоним, взятый «на время» Маргаритой де Шандивер, которая, к слову, тоже была внебрачной королевской дочерью. Так годы идут, и а споры не утихают, и одни исследователи не признают доводов других. Слишком далеко от нас эпоха Средневековья, слишком ненадежны даже самые подлинные пергаменты — они пока по-прежнему бессильны перед обаянием легенды. И белый конь по-прежнему уносит Жанну д'Арк навстречу бессмертию, и ее знамя ангельским крылом бьется на ветру.