Самый известный любовник — Джакомо Казанова


Богат и блистателен был век XVIII — мода на ослепительную роскошь и всевозможные наслаждения безраздельно царила в обществе, с легкостью сметая любые запреты, мешающие удовольствию и веселью. Конечно, помимо балов и приемов в мире существовали бедность, чума и инквизиция, угрожающие беззаботно-фривольному течению жизни. Однако в будуарах предпочитали не тратить время на мысли о плохом. Это было время триумфа изящных искусств, свободных нравов и опасных связей. Позже этот век назовут «галантным» — он подарил миру целую плеяду великих композиторов, художников и мыслителей. И именно XVIII столетию мы обязаны самыми известными авантюристами, мошенниками и любовниками. Их захватывающие истории жизни переписаны в десятках романов, а их имена давно стали нарицательными. Джакомо Казанова — яркий тому пример.

Невероятно пестрая судьба этого вечно влюбленного авантюриста почти три века будоражит умы историков и литераторов. Многие современники пророчили ему забвение, но история распорядилась иначе, подарив этому неутомимому кавалеру бессмертие.



Самый известный любовник: биография Джакомо Казановы

Джованни Джакомо Казанова родился в Венеции 2 апреля 1725 года в семье актеров. Его красавица мать была душой и телом предана театру, имела завидный успех и ангажемент, и по этой причине времени на воспитание детей у нее не было. То, что все ее дети впоследствии нашли достойное место в жизни, можно считать чудом.

Первенца Джакомо первые годы жизни воспитывала бабушка. Ребенок был болезненным и вечно голодным. Когда Казанове исполнилось девять, врачи посоветовали перемену климата, и мальчика из Венеции отправили в дешевый пансион в городе Падуя.

От бесперспективного прозябания в нищете Джакомо спас аббат Гоцци, его первый учитель, который забрал его к себе в дом. Здесь Казанова вполне успешно получил начальное образование и, если верить его воспоминаниям, впервые влюбился. Ему было одиннадцать. Музой стала младшая сестра его учителя, которая была ненамного старше Джакомо. Опять же если верить мемуарам, уже через год Казанова поступил в Падуанский университет, чтобы через пять лет получить ученую степень юриста.

К слову, юриспруденцию он ненавидел и мечтал о карьере врача, но взрослые настояли, чтобы он стал церковным правоведом. Так Казанова надел сутану аббата. Но ему было не суждено стать духовным лицом, его слишком привлекали карты, женщины и светская жизнь. Благодаря таланту рассказчика и природному остроумию он легко обеспечивал себе место в обществе, и его незнатное происхождение словно бы совсем и не мешало ему. С самого начала он умел ладить с сильными мира сего, получать привилегии и должности, добиваться своего. Но, несмотря на это, его церковная карьера не удалась. И тогда Казанова решил попробовать себя на военном поприще. Он купил офицерский патент, примерил мундир, но очень быстро заскучал, отчего проиграл кучу денег и быстро вышел в отставку. В жизни начинающий авантюрист не терпел двух вещей скуки и ограничения свободы. И он снова вернулся к высшему свету, женщинам и картам.

Пришел. Увидел. Соблазнил

За свою долгую жизнь — а прожил он 73 года — Джакомо Казанова перепробовал множество профессий. Он был профессиональным игроком, неравнодушным к шулерским трюкам. Работал скрипачом в театре. Пробовал себя в драматургии, сатире и философии, занимался медициной и алхимией и даже был королевским советником по финансам. Но ни в одном деле он не добился особенных успехов. И только на стезе любви ему не было равных. Казанова обожал женщин и отдавался этой страсти самозабвенно. Но он не был охотником или коллекционером. Каждый новый роман был для него театральной премьерой, где он и его возлюбленная играли главные роли. Актерский талант был его главной фамильной драгоценностью и главным средством победы.

Каждой женщине он убедительно доказывал, что только она — его самая сильная и единственная любовь, и при этом он сам горячо верил своим словам. Может, именно поэтому женщины всякий раз верили ему и выбрасывали белый флаг из тончайшего батиста. Декорациями к его любовным романам становились будуары, монастырские кельи, постоялые дворы и убогие хибары, и никаких сословных рамок и запретов не существовало для великого любовника. Та, которая владела его сердцем, всегда была самая красивая и желанная, пусть даже всего на один час...

Казанова любил повторять, что для него самое главное — это сделать женщину счастливой, и что именно в этом он находил наслаждение для себя. Может быть, в этом и был главный секрет Казановы. Он делал женщин счастливыми, и они были готовы простить ему все. Несколько его пылких и взаимных романов едва не закончились свадьбой. Но в последний момент Казанова всегда находил достаточно вескую причину, по которой он никак не мог связать себя узами брака.

Да, этому мужчине было из кого выбирать, но он до конца жизни остался холостяком. Он слишком любил женщин, чтобы выбрать из них одну. Позже, на закате жизни, в одиночестве, он трепетно и подробно описал свои любовные приключения. Привередливые читатели насчитали в мемуарах Казановы «всего» 122 женщины и тут же вынесли вердикт, что для великого соблазнителя это не так уж много. Но если верить самому Казанове, то для него количество как раз совсем не имело значения. Всякий раз влюбляясь, он был уверен, что это первый и последний раз...

Ловкость рук и никакого колдовства

Во времена галантного века все запретное и необычное было в моде. Так, например, алхимией с одинаковым интересом занимались и аптекари, и короли. Искали философский камень и эликсир молодости, поощряли медиумов и астрологов, весьма ценили парфюмеров и отравителей. Здесь же было раздолье для искусных фокусников и бесстыдных мошенников. Знаменитые на весь мир граф Калиостро и граф Сен-Жермен сделали себе карьеру и состояние, рассказывая о своем бессмертии и совершая «чудеса» для всех, кто мог за это заплатить. Казанова также отличился на этой ниве — он практиковал нумерологию и интересовался алхимией и благодаря своему личному обаянию и ловкости стал признанным мэтром от оккультизма. К слову, он обожал читать и обладал превосходной памятью, и это помогало ему успешно морочить голову окружающим. Казанова любил повторять, что «обман дурака является делом, достойным умного человека». Но иногда тайны каббалы и магические ритуалы были лишь предлогом, чтобы завязать знакомство с очередной светской красоткой и завоевать ее.

Можно сказать, что к занятиям оккультизмом Казанову привел случай: однажды он спас жизнь патрицию по фамилии Брагадино (пригодились медицинские знания), который в благодарность одарит молодого и неглупого человека не только покровительством, но и «тайными» знаниями. И, как все знаменитые люди того времени, великий обольститель был членом масонской ложи.

Казанова умел и любил наживать приключения и играть в опасные игры. И, конечно же, однажды им должна была заинтересоваться всесильная инквизиция. Чаша терпения святых отцов переполнилась 24 июля 1755 года — в этот день, согласно сохранившемуся протоколу, был отдан приказ об аресте Казановы. За «публично совершенные преступления против святой веры» он был брошен в одну из камер «Свинцовой» тюрьмы, расположенной на верхнем этаже венецианского Дворца дожей.

К слову, сюда помещали только знатных преступников и заговорщиков, так что можно сказать, что Казанова и здесь оказался в высшем обществе.

Побег, удивительный и невероятный

Скажем сразу: из тюрьмы Казанова бежал. Хотя говорят, что сбежать оттуда было невозможно. Он гордился этим подвигом всю оставшуюся жизнь и даже опубликовал историю своего побега в виде самостоятельного литературного произведения. Позже скептики и злые языки уверяли, что все это выдумки, что Казанова и его высокие покровители просто подкупили начальника тюрьмы. Однако в архиве Дворца дожей до сих пор хранятся документы, которые вполне подтверждают все написанное великим авантюристом.

Условия в тюрьме, как и полагается, были ужасными. Летом в камере было душно и жарко, а зимой дико холодно: кроме всего прочего, Казанову поместили в самую худшую камеру, где потолок был очень низким. По приговору, который никто заключенному не огласил, он должен был провести в этой тюрьме долгих пять лет. Казанова слишком любил жизнь, чтобы губить ее подобным образом, к тому же он был уверен, что получил пожизненное заключение. Поэтому, проведя под свинцовой крышей несколько месяцев, он стал искать возможность бежать. Для начала он во время прогулки нашел кусок мрамора и обломок железного прута, которые стали главным орудием для достижения цели.

Его первая попытка проделать дыру в полу закончилась весьма обидной неудачей когда тайный труд узника был почти завершен, его вдруг перевели в другую камеру. Такой удар судьбы мог бы прикончить кого угодно. Но Казанова был невероятно упрям и привык добиваться своего любой ценой. Второй план побега был много сложнее и требовал наличия помощника. Но именно этот вариант оказался успешным. На этот раз было решено пробить дыру в крыше и выбраться наверх. Что Казанова и его товарищ по несчастью с успехом и большим трудом проделали. То, что им удалось спуститься с крыши и бежать из города, вполне можно считать чудом. Или сверхъестественной удачей.

Так Казанова обрел свободу, но был разлучен со своей родиной. Венецией, которую он любил больше всего на свете.

Одиссея влюбленного Казановы

Пожалуй, Джакомо Казанова мог бы снискать славу великого путешественника. Он успел объехать множество городов и стран, и это при том, что в XVIII веке передвижение по дорогам было долгим, не очень удобным и довольно опасным для жизни. Кто знает, как сложилась бы судьба самого великого любовника, если бы не скандальная репутация, угрозы со стороны властей и жажда новых впечатлений не заставляли его переезжать с места на место? Впрочем, представить его остепенившимся и добропорядочным гражданином Венецианской республики невозможно.

Увы, с годами удача — капризная женщина — все чаще стала отворачиваться от Казановы. Он объехал почти всю Европу, добрался даже до России, и везде он искал легких денег, громкой славы и признания своего гения. Снова и снова он был игроком, чародеем, доктором и сочинителем, ловким мошенником, актером и остроумным насмешником. И по-прежнему так же страстно любил женщин. Кстати, встречая своих прежних возлюбленных, он никогда не взывал к чувствам, оставшимся в прошлом. Он всегда предпочитал новые знакомства и новые истории. Возможно, необходимая новизна впечатлений примиряла его с постоянными странствиями. Жизнь заставила его освоить еще одну профессию — шпиона. Это приносило деньги и обеспечивало покровительство сильных мира сего, но Казанова нигде не мог задержаться надолго, потому что скандалы, дуэли неизменно преследовали его. К слову, удивительно, что он прожил такую долгую жизнь — помимо житейских невзгод, он регулярно испытывал проблемы со здоровьем. И не последнюю роль здесь сыграли многочисленные беспорядочные связи, после которых приходилось лечиться от венерических заболеваний. В то время панацеей от «любовных болезней» считали ртуть, которая с успехом убивала не только заразу, но и пациентов. Известно, что Казанове приходилось много раз в течение жизни «приносить жертвы Меркурию» (планета, соответствующая в алхимии элементу «ртуть»). Однако он пережил многих своих возлюбленных, друзей и врагов. В конце жизни скитания привели его в Богемию, в замок Дуке, где он получил место библиотекаря. Здесь Джакомо Казанова написал мемуары, которые принесли ему мировую известность, — двенадцать томов воспоминаний, под нехитрым заглавием «История моей жизни».

Суд истории

У Казановы было четверо младших братьев и сестра. Все они стали еще при жизни известными и уважаемыми людьми. Знаменитый же соблазнитель вполне мог бы кануть в небытие как «паршивая овца в стаде», и все его родственники были убеждены, что так оно и будет. Однако у судьбы были другие планы. Благодаря написанным мемуарам старший брат Джакомо вошел в историю как самый известный любовник, окружив фамилию притягательным ореолом романтической непристойности.

Последняя книга Казановы чудом увидела свет, была несколько раз отредактирована и переработана, печаталась в сокращенных переводах и пострадала от цензуры... В конце концов, она все же была издана целиком и имела головокружительный успех. Казанова вышел из небытия после смерти, как при жизни выходил из долговой тюрьмы. «Я ни в чем не раскаиваюсь», — предупреждает автор и приглашает погрузиться в свои воспоминания, записанные аккуратно и подробно. Позже многие пытались оспорить подлинность мемуаров Джакомо Казановы, сомневались в авторстве и в правдивости изложенных фактов. И были даже те, кто утверждал, что все любовные похождения он придумал от начала и до конца... Впрочем, другие тут же доказывали, что этот труд достаточно достоверен и, скорее всего, действительно принадлежит перу легендарного Казановы, разве что автор позволил себе некоторые вольности в обращении с фактами и датами. Да, этот любимец Венеры всегда позволял себе вольности, потому что не терпел скучных правил и не искал легких путей, а еще обожал быть героем скандала. И благодаря этому история жизни Казанова и его биография, продолжают волновать сердца и вдохновлять на подвиги, споры и философские рассуждения.