Сара Бернар , биография


Когда она выходила на сцену, весь зал сидел затаив дыхание. Когда у нее начинался новый роман, это обсуждал весь город. Если же общество хотя бы ненадолго позволяло себе потерять интерес к великой Саре Бернар, она тут же исправляла положение. В ход шли любые средства от высокохудожественных и неподражаемых на сцене до неожиданных и скандальных в жизни. Казалось, что эта неукротимая женщина играла каждую минуту своей жизни, играла эпатажную пьесу в модном стиле модерн, не позволяя публике оставаться равнодушной к происходящему. И она преуспела ее боготворили и обожали, критиковали и порицали, ставили в пример и завидовали.

Великолепная Сара и в жизни, и на сцене тонко чувствовала публику, но при этом никогда не следовала благоразумному мнению большинства. Часто, слишком часто она изящным движением разрушала привычные рамки, страстно бросалась в омут эксперимента и выходила победителем из самых невероятных передряг. Публика рукоплескала. Писатель Пол Моран, ее современник, напишет об этом так: «В 1900-х годах в Париже жизнь была театром, и этим театром была одна Сара Бернар».



Укрощение строптивой

22 октября у парижской содержанки Юдит Харт родилась дочь. Девочку нарекли Генриеттой Розиной и передали на руки кормилице: мать обладала достаточными средствами, но не имела времени и желания воспитывать свою незаконнорожденную малышку. Тем более что очень скоро выяснилось, что у девочки очень непростой характер, и удержать ее поведение в границах дозволенного было почти невозможно. К десяти годам чертенка Генриетту отправили учиться в школу при монастыре Граншан. И, несмотря на то что заведение это славилось мягким обращением с воспитанницами, девочку несколько раз выгоняли за чинимые ею безобразия. И тут же принимали обратно — так убедительно она раскаивалась в содеянном и обещала больше никогда-никогда не вести себя плохо. Очевидно, монахини были ее первой публикой, на которой она испробовала свою неподражаемую трагически-эмоциональную манеру игры. Позже, кокетничая с обществом, она даже рассказывала, что в юном возрасте собиралась принять постриг. Но она не была создана для монастырских стен и для обычной и примерной жизни. Природа создала ее, чтобы играть на сцене. Может быть, именно этот талант разглядел в ней «друг семьи» герцог де Морни и настоятельно рекомендовал отдать ее в драматический класс парижской консерватории. Что и было сделано. Позже злые языки болтали, что успехами в учебе юная Генриетта обязана богатству ее покровителя, а вовсе не своим способностям. На подобные высказывания юной актрисе было наплевать, как и на все, что мешало достижению поставленной цели. Ее жизненным девизом было «Во что бы то ни стало», и это весьма подходило к ее неукротимому характеру. Свою первую роль она получила в знаменитом парижском театре «Комеди Франсез», который также почтительно называли «Домом Мольера». Афиши скромно оповещали о дебюте некоей Сары Бернар в пьесе Расина «Ифигения в Авлиде». Реакция критиков была также весьма скромной — игра юной актрисы их не впечатлила. Однако театр принял решение заключить с ней контракт. Но время блистать в «Комеди Франсез» для Сары Бернар еще не пришло — на театральном вечере, посвященном Мольеру, младшая сестра актрисы наступила на шлейф пожилой примы театра, и... случился скандал. Сара отказалась извиняться за пощечину, которую она залепила приме, защищая сестренку. Из театра пришлось уйти...

От скандала до триумфа

Хлопнув дверью в «Доме Мольера» и не испытывая по этому поводу ни капли сожаления, Сара Бернар поступила в театр «Жеменаз». Здесь актриса много работала, «искала себя», но особыми успехами похвастаться не могла. И в один прекрасный день она решила все бросить, не сказав никому ни слова, и уехала в Испанию — «подышать воздухом и сменить обстановку». Директору театра она оставила записку, которая заканчивалась словами: «Простите бедную сумасшедшую!» Похоже, уходить из театра со скандалом входило у актрисы в привычку. Нет, ее это совсем не смущало, тем более что вскоре ей пришлось пережить романтически-печальную историю на личном фронте. Увидев молодую красавицу Сару, бельгийский — принц Анри де Линь влюбился с первого взгляда. Несмотря на протест его августейшей семьи, он предложил своей Золушке руку и сердце, обещал признать их новорожденного сына Мориса и даже был готов отказаться от короны. Правда, с одним условием: Сара навсегда уходит со сцены и посвящает себя семье... И хотя она любила своего прекрасного принца, но предпочла театр и личную свободу. Родственники принца и принцессы на выданье вздохнули с облегчением.

В 1867 году она поступила в театр «Одеон», и именно на его сцене к актрисе наконец пришел успех. Примечательно, что первое заметное одобрение критики получила ее роль в жанре «травести» — она играла юношу Занетто в пьесе Ф. Конпе «Прохожий» (1867). Позже она весьма охотно бралась за мужские роли на сцене: блистала в «Женитьбе Фигаро» Бомарше, играя красавчика Керубино, прекрасно исполняла роль сына Наполеона в трагедии Ростана «Орленок» (1900). Причем довольно солидный для актрисы возраст — пятьдесят шесть — не помешал ей сыграть двадцатилетнего юношу. Тогда же Сара Бернар сыграла самую желанную для актеров всех времен роль принца Гамлета. Но все же первый настоящий триумф ей принесла женская роль — королевы в «Руи Балзе» (1872) Виктора Гюго. Публика и сам автор были в восхищении — Гюго вышел на сцену и, преклонив калено, поцеловал актрисе руку. Критики наперебой восхваляли «поэтическую грацию» Сары Бернар и «удрученное подлинной скорбью величие». Театр «Одеон» готовился к дальнейшим переаншлагам. Но тут восходящую звезду переманил к себе «Комеди Франсез», предложив баснословные гонорары. Сара оставила «Одеон», в утешение выплатив театру огромную неустойку.

Пьеса о бесконечной любви

Любовные истории Сары Бернар были не менее знамениты, чем ее роли. Однажды ее спросили, когда она собирается прекратить освещать свою жизнь пламенем любви. Бернар ответила: «Когда перестану дышать!» В связях с ней подозревали едва ли не всех августейших персон Европы, тем более что многие из них давали к этому повод. Так, английский принц Эдуард, австрийский император Франц Иосиф, король Испании Альфонсо и датский король Кристиан IХ щедро одаривали актрису расположением и драгоценностями. Да, Сара Бернар был знаменита своими любовниками. Среди которых, к слову, были не только властные и великие, но и ее партнеры по сцене. Иногда даже казалось, что ей было просто необходимо влюбиться в своего партнера, и порой такая связь длилась ровно до тех пор, пока играли пьесу. Иногда это способствовало головокружительному успеху дуэта, как, например, было в случае с актером Жаном-Муне Сюлли. И всего однажды Сара Бернар прельстилась узами законного брака. Ее избранником стал греческий дипломат Аристид Дамала, с которым она познакомилась на гастролях в России в 1881 году. Избранник, конечно же, был красивым мужчиной, моложе ее на одиннадцать лет, но из этого союза не вышло ничего хорошего. Обнаружив, что муж неисправимый охотник за юбками, игрок и наркоман, великолепная Сара немедленно бросила его — очевидно, без особого сожаления. Мужчины обожали ее за красоту, оригинальность и эксцентричность, и за свою долгую жизнь она ни одного дня не была одинокой. Даже оставленные ею, они порой вспоминали о времени, проведенном с ней, как о «лучших днях своей жизни». Для долгих отношений Саре Бернар не хватало постоянства — часто за ним она видела скуку и застой и посему старалась устраивать себе в жизни как можно больше потрясений.

Жизнь в стиле «эпатаж»

Сегодня мало кого можно удивить скандальным ореолом жизни звезд. Но во времена Сары Бернар это было весьма нетипично даже для знаменитостей. И казалось, что, однажды вкусив прелесть эпатажного поведения, она уже не желала вести себя иначе. Она не признавала канонов ни на сцене, ни в жизни, обожала оригинальность во всем. Во время Франкопрусской войны (1870—1871) она, вместо того чтобы оставить Париж, превратила театр в госпиталь и блестяще справилась с ролью сестры милосердия. В одну из суровых зим она истратила круглую сумму на хлеб... для парижских воробьев. Ее дом был полон экзотики, но самым знаменитым предметом интерьера был гроб красного дерева. Иногда она спала в нем, иногда учила роли, иногда занималась любовью, иногда возила его с собой на гастроли. Демонстрируя завидную смелость, однажды она поднялась на воздушном шаре на 2600 метров — по тем временам это был значительный риск для жизни. Устав от академичного «Комеди Франсез», она решила открыть свой собственный театр и быть в нем полновластной хозяйкой. И хотя эра эмансипации уже приближалась, ее поступок общество посчитало очередным безумством. Сару Бернар это устроило. В 1893 году она приобрела театр «Ренессанс», а спустя 5 лет еще и театр «Шатле», который и стал «Театром Сары Бернар». Она руководила и играла в нем почти четверть века, до самой своей кончины. Казалось, что актриса совершенно не боялась провалов и неудач, и, может быть, именно за эту смелость судьба не уставала делать ей подарки. Великие современники-драматурги — Ростан, Гюго, Дюма-сын — специально под нее писали свои пьесы, и она обеспечивала им триумф. Оскар Уайльд во время ее английских гастролей бросал ей под ноги белые лилии, а Станиславский превозносил ее безупречную актерскую технику. Сара Бернар никогда не скрывала свой возраст и не обращала внимания на ворчание отдельных критиков, что ей давно пора на покой. Казалось, что слова «покой» не существует в ее жизни. Помимо руководства и игры в театре она успевала заниматься живописью и скульптурой, находить новые поводы для сплетен и скандалов и даже сниматься в немом кино. Правда, говорят, что первый опыт работы в синематографе ужаснул актрису и она даже упала в обморок, но позже все-таки снялась в нескольких лентах и позволила оставить их для истории.

Конец легенды

Сара Бернар обожала играть трагедии, и, возможно, ее мечтой было умереть на сцене. Она не мыслила себя без театра, и даже когда в 1915-м врачи ампутировали ей ногу, она продолжала появляться в спектаклях — ее выносили на специальных носилках. Здесь очень подходили к случаю слова, однажды сказанные актрисой: «Велик тот артист, который заставляет зрителей забыть о деталях».

Пожалуй, все понимали, что ее звезда скоро закатится, но никто не думал об этом, когда она произносила со сцены свои монологи. Незадолго до своей смерти она назначила шести самым красивым актерам театра нести на похоронах ее гроб, который на этот раз она собиралась использовать по назначению. Ее не стало 26 марта 1923 года. После себя она оставила огромное количество воспоминаний современников, противоречивые рецензии знаменитых критиков, книгу собственных мемуаров. Последняя, впрочем, совсем не отвечает на вопросы любопытных, укрывая жизнь актрисы вуалью дразнящей тайны. Сара Бернар считала, что «легенда всегда берет верх над историей», и старалась следовать этому. И снова преуспела, став самой легендарной актрисой своего времени. Сколько было в этом таланта, а сколько скандала, теперь уже никто точно не скажет. Да и можно ли упрекать женщину за желание быть любимой, неповторимой и божественной?