Железный характер Ингрид Бергман


«Я прошла путь от святой до шлюхи и обратно», — призналась на закате лет Ингрид Бергман. Цельная и несгибаемая, она упорно добивалась своего, никому не позволяя себя унижать, навязывать какие бы то ни было клише или указывать, как жить.

Когда в 1939 году 24-летняя шведка Ингрид Бергман приехала в Голливуд, многие кинодеятели недвусмысленно намекали на то, чем бы им хотелось с ней заняться. Они ее совсем не знали...

Инфид была высокой девушкой, под метр восемьдесят, ее точеные черты лица сочетали симметрию и каменную суровость. В сравнении с ней современные гламурные дивы — не более чем клуши-домохозяйки, прошедшие через несколько браков и пластических операций. Но главным достоинством Бергман все же было «серое вещество». Это другие восходящие звездочки покорно исполняли указания директоров студий о том, с кем ходить на свидания и какие лекарства принимать, — Ингрид всегда отвечала на давление жестким нет. Из продюсеров она вила веревки, пуская в ход силу характера, ум и, когда требовалось, свою лучистую красоту.

Ее независимость выработалась рано. Мать Инфид умерла, когда девочке было два года, а десять лет спустя из жизни ушел и ее отец. Престарелый дядя, взявший на себя заботу о будущей знаменитости, уже тогда понимал: ничто не сможет остановить ее на пути к славе. В кино Бергман пришла не сразу. На заре карьеры она играла в Шведском королевском театре, где сумела встать в один ряд с такими мастерами, как Джон Гилгуд и Орсон Уэллс, и научилась отличать хорошие сценарии от дребедени. На Фабрике грез, куда она приехала для съемок в мелодраме «Интермеццо», ее приняли как нордическую богиню-вундеркинда, ни в чем не уступавшую на подмостках Лоренсу Оливье, но более привлекательную. В то время как многие ее современницы только и умели что делать глазки и выставлять напоказ грудь, она поражала остроумием и красноречием. Оцените, например: «Поцелуи — милая уловка, придуманная природой для того, чтобы прекращать разговоры, когда слова становятся лишними». Если в Твиттере Дженнифер Лоуренс найдется нечто подобное, стану вегетарианцем — честное слово.

Когда в 1943-м, выполнив контрактные обязательства на родине, Ингрид вернулась в США, ее уже называли «блистательным подарком Швеции Голливуду». В это же время она снялась в фильме «Касабланка». Ее Ильза Лунд, несчастная любовница Рика Блейна (которого сыграл Хамфри Богарт), объединяет в себе силу Кэтрин Хепберн с красотой Одри Хепберн, при этом в ее образе есть и какой-то особый, присущий только Бергман шарм. Подняв бокал за Ильзу и произнеся прощальную фразу: «За счастье смотреть на тебя, детка», Богарт высказался от лица всех мужчин всех времен.

С каждым новым фильмом народная любовь к ней становилась только сильнее. Кроме умения раскрываться перед камерой, Бергман обладала еще и чутьем на стоящие роли. Она привередничала так, как мог себе позволить не всякий маститый артист. Как-то раз, отказывая Селзнику (который в свое время привез ее в США), она заявила: «Я не стану сниматься, потому что не верю в эту историю. Героиня слишком умная — она по определению не может потерять голову от любви». Точно подмечено. И это за десять с лишним лет до того, как Мэрилин Монро начнет светить трусиками, чтобы сцены запоминались.

В 1943 году Ингрид номинировали на «Оскар» за роль в фильме «По ком звонит колокол». Годом позже она получила золотую статуэтку за участие в ленте «Газовый свет», а еще через год вновь удостоилась номинации за роль в «Колоколах святой Марии». В 1949-м во время съемок фильма «Стромболи, земля Божья», проходивших в Италии, она увлеклась режиссером Роберто Росселлини и вскоре оставила мужа, стоматолога Петера Линдстрома, и их общую дочь. Консервативные американцы были возмущены: как можно бросить семью, да еще и забеременев от любовника?! Но Бергман никому и никогда не позволяла навязывать себе роли, которые ей были не по вкусу: «Я ни о чем не сожалею. Мне бы не удалось прожить такую жизнь, если бы я переживала о том, что обо мне будут говорить». Убедительно — как ее экранные работы.

Бергман и Росселлини поженились. У них родились две дочери: Изотта и Изабелла. Мораль моралью, но неизменно высокие сборы кинопроизводителям упускать не хотелось. Как однажды заметил Кэри Грант, «в мире всего семь кинозвезд, чьи имена стоит лишь упомянуть — и американские банкиры тут же выложат деньги на съемки. Среди них всего одна женщина — Ингрид Бергман».

В 1956-м Бергман получила второго «Оскара» за роль в фильме «Анастасия», превратилась в кинопримадонну и в 1978 году в последний раз была номинирована на «Оскар», за роль в драме «Осенняя соната». Любовный скандал позабылся: говоря об Ингрид, журналисты непременно ставили рядом эпитет «великая».

В последней ленте, коротком телесериале «Женщина но имени Голда» (1982), Бергман сыграла израильского премьер-министра Голду Меир. За эту роль Ингрид присудили «Эмми», но получить награду актриса не успела: накануне церемонии вручения она скончалась в Лондоне от рака.