Владимир Набоков, биография


«Я американский писатель, рождённый в России, получивший образование в Англии, где я изучал французскую литературу перед тем, как на пятнадцать лет переселиться в Германию. …Моя голова разговаривает по-английски, моё сердце — по-русски, и моё ухо — по-французски», — говорил о себе Набоков.

Владимир Дмитриевич Набоков — отец писателя — стал видным представителем партии кадетов из идеалистических соображений. Будучи политиком и юристом, он отстаивал либеральные ценности, боролся с антисемитизмом и прилагал немало усилий к защите прав детей.

Весьма богатый человек, он был женат по любви на столь же богатой женщине Елене Ивановне Рукавишниковой. Они много путешествовали, любили совместный досуг и обожали детей, особенно (и скрыть эту несправедливость чувств было невозможно) старшего, названного в честь отца Владимиром.

Владимир Владимирович Набоков получил блестящее образование — сначала домашнее, затем в том самом Тенишевском реальном училище (кстати, до него там учился другой великий русский литератор Осип Мандельштам), а после эмиграции — в Кембридже, где обучался сначала зоологии, а затем литературе. Набоков прекрасно знал английский и французский языки, неплохо говорил по-немецки, отлично боксировал, играл в теннис и футбол. С легкой руки родителей он увлекся лепидоптерологией (изучением бабочек). С детства и до глубокой старости он с наслаждением проводил время, бегая с сачком и отправляясь в энтомологические экспедиции.



Его огромную коллекцию (4324 бабочки) вдова писателя после его смерти передала в университет Лозанны. Владимир Набоков открыл 20 видов бабочек, написал 18 научных статей, курировал коллекцию бабочек в Музее сравнительной зоологии Гарвардского университета.

После революции семья Набоковых эмигрировала в Лондон, где некоторое время жила, продавая фамильные драгоценности. Затем Набоковы переехали в Берлин: жизнь там была дешевле, а русская эмигрантская диаспора больше.

В Берлине трагически погиб отец Набокова: террорист-черносотенец пытался застрелить другого представителя партии кадетов Павла Милюкова. Спасая его жизнь, Владимир Владимирович Набоков был ранен тремя пулями и мгновенно умер.

Мать Набокова (она так до конца и не оправилась от смерти мужа) переехала в Прагу (чешское правительство выделило маленькие пенсии видным русским деятелям и их вдовам). А Набоков остался в Берлине, где зарабатывал репетиторством и (на куда менее выгодных, чем преподавание, условиях) литературным трудом.

Сочинять Набоков начал давно и публиковался еще с доэмигрантских времен. В Берлине же его литературная деятельность неуклонно набирала обороты. Он переводил (например, выпустил перевод Кэрролла, в котором Алиса превратилась в «Аню в стране чудес», и Роллана — «Кола Брюньон» стал «Николкой Персиком»), писал статьи в эмигрантские газеты, выпускал сборники стихов, сочинял рассказы, пьесы, скетчи для кабаре и сценарии фильмов. Одни его ругали (Зинаида Гиппиус — кузина одного из преподавателей Тенишевского реального училища — еще в России отозвалась на книгу стихов юноши, попросив отца передать ему, что «он никогда писателем не будет»), другие хвалили (Саша Черный и Иван Бунин).

Владимир Набоков, печатавшийся под псевдонимом «Владимир Сирин» (изначально, чтобы его не путали с отцом: они публиковали свои тексты в одной и той же эмигрантской газете «Руль»), стал автором, широко известным в узких кругах русских эмигрантов. Некоторые его вещи даже переводили на немецкий за скромные гонорары.

Юность Набокова была настолько заполнена романами с женщинами, что диву даешься, когда он еще успевал чему-то учиться и что-то сочинять. Но бурной поре его донжуанства пришел конец, когда Набоков встретил свою жену Веру Слоним, с которой прожил больше 50 лет. Эта неординарная женщина (русская эмигрантка еврейского происхождения) с сильным характером знала английский и французский, а затем освоила не только немецкий язык, но и немецкую стенографию (ставшую на годы ее способом заработка). Они с Набоковым всегда невероятно тщательно оберегали свою приватность от любопытства любых посторонних. Но кажется, что всех счастливых влюбленных в своих книгах Набоков писал с их женой супружества. Вера Слоним стала его незаменимой помощницей, разделив с ним все — от переводов, литературной деятельности и преподавания до охоты на бабочек.

Когда в Германии к власти пришел Гитлер, Набоков с женой переехали во Францию. Но и оттуда пришлось бежать, спасаясь от войны. При этом Набоков терял не только быт, ставший привычным уклад, но и пусть маленькую, но обожающую его читательскую аудиторию, которая уже сложилась у него в Европе. Так к сорока годам Набоков, его жена и сын Дмитрий оказались в США.

На новом континенте Набоков вновь вернулся к преподаванию: русский язык был не то чтобы очень популярен, но все же желающие изучать его нашлись при Колумбийском университете. Немало помогло улучшениям в жизни Набокова знакомство с известным американским критиком Эдмундом Уилсоном. Ум Набокова, его блестящее знание английского и великолепные познания в русской литературе заинтересовали Уилсона, который как раз увлекся русским искусством. Он помог Набокову получить, как мы бы сегодня сказали, фриланс: возможность писать рецензии в популярные американские газеты, а также переводить русских писателей.

Второй удачей стало полученное после долгих ожиданий место преподавателя Стенфордского университета (еще за год до этого Марк Алданов отказался от него в пользу Набокова). Кроме Стенфорда он в разное время читал лекции в Институте международного образования, Университете Беркли и других. Набоков-преподаватель имел ошеломительный успех.

В 1955-м вышла в свет набоковская «Лолита», вызвавшая такой скандал в прессе, что он неожиданно привлек внимание не только к Набокову-переводчику и Набокову-преподавателю, но и к неинтересному дотоле американцам Набокову-писателю. Это позволило привлечь внимание читателей и к другим творениям Набокова. На самом деле и с точки зрения авторского мастерства, и с точки зрения используемых приемов, и даже с точки зрения острых, пограничных или патологичных тем этот роман не сильно отличался от других произведений Набокова. Разве что набоковский стиль изложения, порой до отвращения натуралистичный, дополнительно подчеркнул извращенность влечений главного героя.

Кстати, «благодаря» «Лолите» Набоков лишился Нобелевской премии: его номинировали на эту награду, но присудить ее не решились.

Жизнь Набокова оказалась сказкой со счастливым концом: он родился и вырос в любви и богатстве. Закат жизни он провел в окружении любящей семьи в роскошном отеле в Швейцарии, занимаясь литературным трудом и ловлей бабочек.