Чемоданы от Louis Vuitton


Эпоха гран-вояжей давно канула в небытие, и сегодня только редкий эксцентричный путешественник отправится в дорогу с огромными кофрами, но у сундучных дел мастеров Louis Vuitton, как и 160 лет назад, заказов хоть отбавляй.

Основатель небольшой мастерской по изготовлению предметов багажа, а ныне всемирно известного глобального бренда, Луи Вюиттон родился в 1821 г. во Франш-Конте на востоке Франции и в возрасте четырнадцати лет отправился пешком в Париж. Здесь он поступил учеником к мастеру сундучных дел Марешалю. Профессия оказалась выгодной: по мере развития транспортного сообщения — сначала поездов и пароходов, а затем автомобилей и самолётов — люди стали чаще отправляться в путешествия, а значит, возникла необходимость упаковывать вещи.

В 1854 г. Вюиттон открыл свой первый магазин на улице Rue Neuve des Capucines, недалеко от Оперы и Вандомской площади. «Надёжно пакуем самые хрупкие предметы. Специализация — упаковка модных вещей» — гласила вывеска над входом. Предприниматель быстро смекнул, что старые деревянные сундуки стали неудобны для путешествий на поезде: громоздкие и тяжёлые, они имели выпуклую крышку, а кроме того требовали целую роту прислуги. Луи предложил новый плоский сундук на каркасе из деревянных реек и железа, обтянутый серым льном со специальной пропиткой Trianon Canvas. Этот предмет багажа совершил настоящую революцию и стал предшественником современного чемодана.

В 1860 г. Луи Вюиттон открыл первое небольшое ателье в парижском пригороде Аньер, рядом с домом, где жили несколько поколений семейства Вюиттонов. По Сене доставляли сырьё, да и Париж был совсем рядом. В то время французская столица становится оплотом роскоши: Луи-Наполеон Бонапарт провозглашён императором, а его супруга Евгения призвала ко двору всех знаменитых ремесленников — парфюмеров, ювелиров, мастеров кожевенного и сундучного дела. Мода той эпохи также повлияла на развитие багажного бизнеса — дамы не мыслили путешествия без кринолинов, шляпок, вееров, перчаток и сотни других аксессуаров, поэтому Вюиттон предусмотрел отделения для всех мелочей женского гардероба. За новыми сундуками выстроились очереди из представителей парижской знати, буржуазии, владельцев заводов, газет, пароходов...

После Всемирной выставки в Париже в 1867 г. заказов стало ещё больше, а компания заработала публичную славу такого масштаба, что её продукцию начали подделывать. Борясь с копиями, Вюиттоны меняют серую Trianon Canvas на новую Damier Canvas — бежево-коричневую ткань, похожую на шахматную клетку. Но главное изобретение в области «брендинга» сделал сын Луи, Жорж Вюиттон: он придумал знаменитый узор Monogram Canvas со скрещёнными буквами LV, а потом дополнил его четырёхконечной звездой в ромбе и четырёхлистником в круге. Этот орнамент стал отличным маркетинговым ходом — Дом получил свой постоянный отличительный знак, логотип. Сто лет спустя он будет переосмыслен японцем Такаши Мураками в виде персонажей из мультфильмов.

В этом году для проекта Celebrating Monogram марка пригласила к сотрудничеству шесть суперзвёзд — архитектора Фрэнка Гери, модных дизайнеров Рэй Кавакубо и Карла Лагердфельда, обувного модельера Кристиана Лубутена, промышленного дизайнера Марка Ньюсона. Каждый создал свою версию культовой монограммы LV: от сумки с красным кантом по дизайну Лубутена и цветных рюкзаков Ньюсона до боксёрской груши и перчаток, обтянутых фирменной коричневой кожей по эскизу Лагерфельда.

Но главным достоянием Louis Vuitton был и остаётся багаж по индивидуальному заказу. В клиентской книге сохранились сотни уникальных предметов, за которыми стоит конкретный человек с его привычками, прихотями, причудами. Одним из первых стал частный заказ хедива Египта Исмаила-паши, прибывшего в Париж перед открытием Суэцкого канала — он заказал чемоданы с внутренними решётчатыми отделениями для перевозки свежих фруктов. Для индийского махараджи Бароды в 1926 г. был изготовлен кейс с чайным сервизом, а для французского банкира, фотографа и филантропа Альберта Кана сделали кофр карминного цвета — внутри была организована переносная фотостудия с возможностью проявки и печати снимков. Знаменитый путешественник Пьер Саворньян де Бразза, чьим именем названа столица Конго — Браззавиль, получил специальный цинковым чемодан со встроенной раскладной кроватью и дополнительным полосатым матрасом. У Эрнеста Хемингуэя был дорожный кофр с библиотекой и отделением для пишущей машинки — в нём же долгое время хранились черновики романа «Праздник, который всегда с тобой».

Персональные чемоданы от Louis Vuitton были у Матильды Кшесинской и Айседоры Дункан, князя Владимира Орлова, актрисы Греты Гарбо и дирижёра Леопольда Стоковского. Среди современных клиентов — Франсуаза Саган, Катрин Денёв, София Коппола, русская балерина Диана Вишнева, уже упомянутый Карл Лагерфельд, для которого был изготовлен «музыкальный» чемодан с бархатной внутренней обивкой, а также множество безвестных состоятельных заказчиков, по чьей просьбе мастера придумывают кофры для перевозки и хранения всего что угодно — от именинного торта до фамильного хрусталя. Для актёра театра кабуки изготовили переносной гримировальный столик, для коллекционера швейцарских часов — специальный сундук на сто моделей, для американского мастера татуировки — саквояж с набором инструментов.

Мастерская в Аньере по сей день выполняет частные заказы, и в её работе мало что изменилось: большинство операций по-прежнему выполняют вручную ремесленники, которые служат здесь не один десяток лет. Это ателье — одно из семнадцати предприятий, производящих продукцию Louis Vuitton. Сегодня в ассортимент марки входят изделия из кожи, обувь и аксессуары, часы и ювелирные украшения, мужские и женские коллекции готовой одежды — начиная с сезона осень — зима 2015, за линии pret-a-porter отвечает креативный директор Николя Гескьер. Последний по времени показ состоялся в здании Fondation Louis Vuitton, построенном в Булонском лесу по проекту американского архитектора Фрэнка Гери.