Виктуар де Кастеллан


Восхитительны не только бриллиантовые украшения от Диора — великолепен и дизайнер, их создавший. Творения Виктуар де Кастеллан (Victoire de Castellane) всегда уникальны, а цену на них заинтересованный клиент может узнать исключительно по запросу.

Ее называют эксцентричной и в то же время говорят о невероятных творческих способностях этой женщины. И то, и другое — правда. Например, она разрешает публиковать лишь снимки, сделанные собственным фотографом. Она бесконечно креативна — подтверждением тому служат её фантастические, необычные ювелирные творения. Виктуар де Кастеллан любит размах и имеет возможности для его реализации: «Я — счастливый человек! «Dior» не ставит финансовых задач и не устанавливает ограничений для моих ювелирных коллекций», — рассказывает она с гордостью.

Безграничная свобода

В то время как другие дизайнеры украшений вынуждены жёстко просчитывать экономические показатели, ей позволено размахнуться от души (о ценах, кстати, здесь не говорят — прайс предоставляется по запросу только при наличии конкретного интереса покупателя). Трёх цветов золота де Кастеллан уже не хватает, так что неудивительно, что она покрывает благородный металл яркими красками. Ядовито-зелёный, кроваво-красный, светящийся фиолетовый или лучистый бирюзовый. «Нет такого цвета, который бы мне не нравился. Я люблю всё!» — мечтательно говорит изящная француженка. Единственный закон для неё — преклонение перед самим Кристианом Диором. На современные модные коллекции Дома Dior она не ориентируется.



Нестандартная и уверенная в себе

Начав карьеру в 1998 году в качестве дизайнера ювелирных украшений в Доме Dior, она сразу же произвела фурор. Одной из первых среди дизайнеров-ювелиров начала работать с полудрагоценными камнями, которые раньше считались недостойными «высокого ювелирного искусства». Другие мастера вскоре последовали её примеру, и в 2004 году самоцветы были официально возведены в ранг драгоценностей. С самого начала её работы внимание к себе привлёк размер используемых ею камней. Огромные аметисты стали гвоздём её первой коллекции у Dior.

Благодаря необычному подходу к созданию ювелирных украшений, сегодня она слывёт революционеркой в мире ювелирных изделий класса люкс. Небанальные комбинации цветов и сочетание несочетаемых на первый взгляд материалов — она испробовала всё.

Голубая кровь

Любовь де Кастеллан к украшениям началась ещё в раннем детстве. Когда её бабушка Сильвия Хеннесси, из династии коньячных королей, встречалась со своей лучшей подругой Барбарой Хаттон, наследницей империи Вулвортов, внучку занимал звук, исходивший от многочисленных украшений: «Я очень хорошо помню, как они разговаривали, жестикулируя, причем браслеты и цепочки мелодично звенели, позвякивали на запястьях. Эти звуки до сих пор у меня в ушах, словно музыка», — рассказывает дизайнер.

Происхождение из старинной парижской дворянской семьи, генеалогическое древо которой прослеживается до 10-го века, очень заметно. Аристократичное лицо и подчёркнуто прямая осанка «приправлены» толикой высокомерной иронии в уголках рта. У матери четверых детей действительно прекрасный юмор, она любит посмеяться и иногда кажется немного ребячливой: «Мне нравится китч! Особенно меня вдохновляют японские игрушки. Я вообще не вижу в них игрушек для детей — скорее, для взрослых», — рассказывает она, смеясь.

Виктуар де Кастеллан собирает всё яркое и чуточку трэшевое. Даже в её диоровском офисе в глазах рябит от декоративных снежков, пластмассовых диснеевских героев и забавных японских фигурок всех мыслимых цветов.

Многие её коллекции навевают мысли о сказках. И это неудивительно, поскольку де Кастеллан мечтала быть принцессой: «Мне нравятся сказки, мне хотелось быть Белоснежкой. Хотя вообще-то я, скорее, злая мачеха», — смеётся она.

«Алиса в стране чудес» — ещё один образ из мечты изящной парижанки, любящей одеваться в вещи от Аззедина Алайи. В целом её творчество можно описать как путешествие в мир сказок — по заколдованным садам в сопровождении лучистых эльфов, блестящих насекомых и искромётных образов.

Природа как разноцветный фон

Любовь к деталям и одновременно масштабность — эти два признака, пожалуй, лучше всего характеризуют стиль художницы. Маленькие лягушки, щедро инкрустированные зелёными изумрудами, выглядывают сверкающими бриллиантовыми глазками за цветочную кромку кольца. Пчёлы, усыпанные бриллиантами, окружают украшения. И вновь немыслимые цветовые комбинации: светло-синий соседствует с цветом зелёной травы, рубиново-красный — с оранжевым, бирюзовый — с красным. Ошеломляет при этом ощущение самоочевидности, вопрос «а сочетается ли это?» даже не встаёт.

Неудивительно, ведь такие необычные цветовые гаммы встречаются и в природе. Колибри переливается всеми цветами радуги, и никому не придёт в голову подвергать сомнению уместность окраски её оперения. Де Кастеллан разделяет это видение: «Я работаю с оглядкой на природу и вообще чрезвычайно к ней привязана. Так что для меня всё очевидно: не бывает в природе невозможных комбинаций цветов. Не существует самоцветов, которые не сочетались бы друг с другом! Как раз благодаря необычным комбинациям и возникают моменты волшебства», — убеждена она.

Розы: дань любви Диора

Отражением природы кажется и коллекция Виктуар под названием «Бал роз», где она каждый раз заново переосмысливает королеву цветов: «Кристиан Диор обожал розы, весь его сад в Мийи-ла-Форе (небольшой городок примерно в 50 км южнее Парижа) был одним сплошным розовым морем. Моя коллекция создана в честь любимых цветов мастера».

Если углубиться в детали, то вместе с вполне очевидным буйством цвета станет заметен и серьёзный «кутюр». Розы выглядят, будто затянутые в пышные бальные платья. Кольца смотрятся массивно и одновременно легко. Совершенное ювелирное мастерство и искусно огранённые камни передают это ощущение чрезвычайно тонко. Множество мелких бриллиантов, сапфиров и рубинов, посаженных вплотную друг к другу, обрамляют каждый листок, каждую кромку. Благодаря этому броские и крупные ювелирные шедевры воспринимаются игрушечно-лёгкими.

То, что разработка коллекции от эскиза до готового изделия занимает почти два года, можно легко понять при внимательном рассмотрении бесчисленных мелких деталей.

Бижутерия для «Chanel»

Правда, многие думают, что украшения де Кастеллан — бижутерия. Может быть, потому, что 14 лет она работала в компании «Chanel», в качестве главы подразделения, отвечая за разработку модных аксессуаров. Но это ей не мешает: «Поделки кажутся мне просто классными! Что касается моих украшений, то ведь весьма практично, что многие принимают их за бижутерию. По крайней мере, в моих ювелирных изделиях можно ночью гулять по улицам, не опасаясь, что тебя тут же ограбят», — смеётся дизайнер.

Говорит она с уверенностью и юмором. Ведь к каждому проекту прирастает сердцем, каждое изделие охотно оставляла бы себе: «Любое кольцо, цепочку, брошь, всё что угодно — они для меня словно дети. И каждый раз мне тяжело отпускать их от себя», — задумчиво рассуждает де Кастеллан.

И всё же табу существуют

Возрастного предела для экстравагантных и броских украшений она не видит: «В любом возрасте женщина может носить то, что ей по душе». От вопроса насчет украшений для мужчин дипломатично уходит: «Я ведь не разрабатываю мужские украшения».

Но одно «табу» для де Кастеллан всё же существует — неожиданное и идущее наперекор великолепию и пышности: «Женщинам с короткой стрижкой и в очках не следует носить длинные серьги! Маленькие подойдут куда лучше».

Да, она эксцентрична, может быть, несколько самоуверенна и всё же бесконечно креативна. Но прежде всего она отважна. И, наверное, как раз поэтому ей удалось сотворить революцию в консервативном мире высокого ювелирного искусства.