Клубная жизнь Москвы


Ночь. Музыка. Танцы. Три слагаемых молодежной жизни любого поколения, неизменные во все времена. Совершенствуются лишь музыкальные носители и места для встреч: от грампластинки до диджейского пульта, от ДК до ночного клуба. Как трансформировалась клубная жизнь Москвы за последние десятилетия? С чего все начиналось и к чему в итоге привело?

С наступлением темноты перед богатыми и знаменитыми распахиваются двери самых пафосных мест Москвы, соревнующихся в составах музыкальных, кулинарных и танцевальных меню. Здесь миксуют и воплощают в реальность самые смелые идеи. Бум клубных «новостроек» 90-х и «нулевых» позади. Мишура облетела, осталось то, что допустил «естественный отбор». Интерес к подобным заведениям не угаснет, пока состоятельная публика готова платить любые деньги за развлечения, борясь со скукой от заката до рассвета.

Клубная жизнь Москвы в 1990-е: в стиле рейв

Прототипы современных клубов в нашей стране — массовые дискотеки в многочисленных ДК и Домах молодежи. Танцы до «первых петухов» под диско с «катушки» советская молодежь ценила особенно.

В 1991 году прошел первый рейв — «Гагарин-party». Именно эту массовую дискотеку под электронную музыку в павильоне «Космос» на ВДНХ и принято считать стартом клубной жизни Москвы. Первопроходцами в новой области, которые и затеяли этот танцевальный марафон, оказались Тимур Ланских (нынешний совладелец «Чайхоны № 1»), гуру ночной жизни — Алексей Горобий и Тимур Мамедов.

Клубный формат нынешних заведений изначально и зарождался как рейв. Лишь позже начались попытки облагородить места для дискотек, вложить деньги в качество, а не количество. Время политической смуты естественно накладывало отпечаток и на эту сферу. VIP-клиентами подобных мест были бандиты и криминальные авторитеты, выбиравшие клубы в качестве идеальных мест для «сходок». Время малиновых пиджаков диктовало сомнительные музыкальный и дизайнерский вкусы.

Лишь в конце 90-х появились «Титаник», «Пентхаус», наконец, легендарный «Птюч» — те клубы, которые и заложили основу московской тусовочной богемы. «Титаник» прогремел на всю страну эксклюзивными вечеринками от Алексея Горобия по выходным и понедельникам в подвале под трибунами Стадиона Юных пионеров. Знаменитый клуб «Эрмитаж» сразу окрестили «открытием 1992 года», а американский New York Times даже посвятил ему — только представьте! — целый материал. В детище художницы Светы Виккерс стройными рядами потянулись топовые персоны столичной жизни — от творческой элиты до криминальных авторитетов. Ни о каком дресс-коде тогда и речи не шло, поэтому разношерстная толпа той поры смотрелась весьма неоднозначно.

По пути «Титаника» пошел и клуб «Слава» — пожалуй, первый и самый успешный проект за территорией Садового кольца. В то время клубы часто открывались на «периферии»: «Галактика», «Эстакада», «Пятый элемент». Однако все они не были тем местом, куда стремилась золотая молодежь смутного времени. «Слава» же оказалась практически образцом качественной реализации клубной идеи за пределами центра Москвы. Это было одно из первых заведений, куда наконец «потекла» качественная музыка — прямиком с Ибицы. И если сейчас этот остров — практически второй дом для обеспеченных людей, то в те годы испанская мекка клубной жизни была неким воплощением свободы для российской тусовочной публики. Зная об этом, владельцы «Славы» привезли с курорта в Москву лучшее — новые идеи: фриковые шоу и первый так называемый «ледяной взрыв». Представлял он собой мощную пушку, которая во время вечеринки пускала холодный сжатый воздух на танцпол. От этого публика приходила в настоящий восторг, получая дополнительную порцию адреналина. В «Славу» шли еще и ради качественной музыки: по меркам тех лет здесь была одна из лучших звуковых систем, которую привезли в Москву, — Turbosound.

Вообще оригинальные идеи на заре клубной жизни столицы черпались — а как иначе? — за границей. Так, например, дизайн знаменитого клуба «Шамбала» — это 10-тонный груз антиквариата из Индии. Его владельцы лично отправились в свое время в эту страну с полиэтиленовым пакетом, в котором лежали $50 тыс. Они несколько месяцев собирали по укромным магазинам и рынкам Старого Дели оригинальные вещицы — от светильников и кафеля до резных столов и стульев. Это был один из первых клубов, который ввел моду на ориентальные заведения в Москве.

Московская клубная жизнь в 2000-е: поколение NEXT

Отличительная черта массовых вечеринок тех лет — их масштабность. Собрать сегодня в понедельник в Москве пару тысяч неутомимых клабберов в одном месте — сродни подвигу, спустя годы акцент на время для «народных гуляний» все же сместился на пятницу и субботу теперь Москва уже не never sleeps.

Ни для кого не секрет, что первые столичные клубы были «отличной площадкой» для распространителей наркотиков. Пожалуй, не было ни одного подобного заведения в Москве, где составило бы труд достать дозу. Милиция, по большей части, тщетно пыталась бороться с этим — регулярные рейды и облавы мало меняли ситуацию. Во время так называемых «маски-шоу» практически все наркотики попросту выбрасывали на пол и доказать, кому принадлежал заветный пакетик, было весьма сложно. Борьба с кокаиновым бумом, захлестнувшим, к слову, в 90-е не только Россию, но и весь мир, не увенчалась успехом. Мода на наркотики к началу 2000-х угасла сама собой.

Чтобы хоть как-то прекратить поток агрессивных бритоголовых гостей в ночные заведения, владельцы приступили к строительству «баррикад». Так в России появились два главных понятия из азбуки клубной жизни: «фейсконтроль» и «дресс-код». Алексей Горобий и Синиша Лазаревич — практически родоначальники этих явлений на земле русской. Отсеивание бандитской публики от «золотой молодежи» давалось нелегко. Мириться с тем, что тебя не пускают в клуб из-за малинового пиджака или спортивного костюма, вспыльчивым парням не хотелось. Однако после нескольких стычек у дверей заведений с тем же легендарным Пашей Фейсконтролем криминальные гости утихли. Теперь, чтобы попасть в клуб, стоило изрядно трудиться и над внешним видом, и над кругом общения. Настало время, как бы громко это ни звучало, элитного клуба для элиты.

Клубная жизнь в Москве 2010-х: умерив пыл

По мнению профессионалов, средний срок «жизни» любого клуба — не больше года-двух. Дальше — интерес и популярность падают, ресурсы исчерпываются и смекалистые владельцы продают бизнес. Здесь как в лотерее: можно вложить копейки, а заработать миллионы, либо — с точностью до наоборот.

Нынешняя эпоха — пора всеобщей занятости и эмоций, которые мы выплескиваем онлайн, — значительно скорректировала планы клубных промоутеров. Социальные сети и электронные приглашения задушили интригу, сломали систему «сарафанного радио». Раньше гости стремились в клуб, чтобы хоть одним глазком взглянуть на его убранство и оценить шоу-программу. А сегодня подробными фото- и видеоотчетами пестрят интернет-страницы развлекательных порталов. Нынешние селебрити, оценить внешний вид которых в свое время слетались толпы гостей клуба, перестали заглядывать сюда «на огонек». Многие тусовщики уехали жить за границу — на Гоа, на Бали. Гуру индустрии развлечений уверены: «золотое время» сменилось эрой дауншифтеров.

Сказалась здесь и смена поколений. Обеспеченная аудитория «нулевых» выросла. А их дети воспитывались в более тепличных условиях. Они с малых лет путешествуют по миру, для них романтика первых ночных клубов уже и вовсе не романтика. Лучшим развлечением для молодежи стало прохождение квестов. Квест комната в Киеве одно из таких мест (можете сами убедиться, пройдя по ссылке http://quest.gepard.ua/), здесь можно окунуться в мир загадок и развлечений.

Главные клубы 2000-х, будь то First, проект «Времена года» или «Шамбала», «Дягилев» или «Рай», — задали высокую планку ночного отдыха. Сегодня же открытие любого клубного проекта — это слишком большие риски. Содержать круглый год полноценное ночное заведение в условиях кризиса слишком накладно, поэтому все большей популярностью пользуются вечеринки на арендованных площадках. Люди тратят меньше денег — экономят на развлечениях в первую очередь.

Если клиенты «Дягилева» и First могли позволить себе «покупать» столы по $10−30 тыс. и бронировать ложи на год вперед, то сегодня представить подобное практически невозможно. Трудные времена: россияне научились считать деньги, стали рациональнее относиться к расходам. Одни владельцы понижают цены, другие — сокращают персонал, третьи — вовсе закрываются. Но в сложные периоды народ как никогда стремится к позитиву, так что клубная жизнь в Москве не затухает, а лишь трансформируется.

История клубной жизни столицы в датах

  • 1991. В Москве прошел первый рейв электронной музыки — «Гагарин-party. Это точка отсчета клубного движения России. Для того чтобы попасть сюда, люди выстраивались в огромную очередь, которая тянулась от центрального входа на ВДНХ до павильона «Космос».
  • 1992. Распахнул двери клуб «Эрмитаж». Творческая и криминальная Москва объединялась здесь, чтобы послушать музыку самых разных направлений — от «Аукцыона» до Сукачева и Мазаева.
  • 1995. Открытие самого крупного по тем временам клуба «Титаник». Заплатив за вход $50, гости могли утонуть в многочасовом потоке электронной музыки. Время накладывало свой отпечаток — основной контингент клуба составляли бандиты 90-х.
  • 1998. В Москве учреждена премия в области шоу-бизнеса и клубной жизни Night Life Awards. В первые год ее существования «лучшим промоутером» стал Синиша Лазаревич, «клубным персонажем года» — Андрей Бартеньев, по награде досталось «Джаз-кафе» и «Пропаганде».
  • 2001. Открытие летней веранды клуба «Шамбала» — старт шествию клубного гламура. Первое заведение, которое было нацелено на обеспеченную публику. Иностранные диджеи, гастроли лучших парижских ресторанов — владельцы клуба знали, чем заманить народ
  • 2004. Закрытие клуба «Зима» — первого из серии знаменитых проектов Алексея Горобия (еще были «Весна», «Лето», «Осень»). Сориентировавшись в переменчивости и недолговечности клубных историй, их авторы решили взяться за сезонные проекты. Они не успевали надоесть публике. «Зиму» построили за 43 дня, а просуществовала она всего несколько месяцев. Однако за столь короткий срок успела окупить с лихвой все вложенные в нее средства.
  • 2006. В Москве снимается нашумевший молодежный сериал «Клуб» — один из самых успешных проектов российского MTV. На фоне повального увлечения клубной жизнью история ночных тусовщиков актуальна как никогда.
  • 2008. Практически дотла сгорел один из самых нашумевших ночных клубов Москвы — «Дягилев». На территории сада «Эрмитаж» с огнем боролись 30 пожарных расчетов. Бытует несколько версий пожара — от поджога до короткого замыкания.