Рояли Бёзендорфер (Bösendorfer)


Квинтэссенция венского музыкального стиля. Богатый, насыщенный звук. Чувствительность и упругость клавиатуры. Уникальный дизайн. Вековые традиции ручной работы. Вот что заставляет учащенно биться сердца меломанов и профессиональных музыкантов всего мира только при одном упоминании о роялях Bosendorfer.

Когда 34-летний Игнац Бёзендорфер в 1828 году основал компанию по изготовлению музыкальных инструментов, его выбор был, по сути, традиционен. На тот момент в Вене около 150 производителей уже зарабатывали себе на жизнь поставкой пианино самым широким кругам ценителей музыки. Вот только в отличие от них у Игнаца были образование, стартовый капитал и амбиции.

Бёзендорфер сразу поставил перед собой задачу довести до совершенства производимые им рояли и пианино. И уже вскоре ему удалось увеличить громкость своих фортепиано, сохранив при этом характерный для венских инструментов густой, насыщенный тон. Такое объемное звучание клавишных от Bosendorfer — даже в мощном басовом регистре — стало фирменным знаком этой австрийской компании. Но это было не последнее ноу-хау молодого мастера. К достижениям Bosendorfer, например, также относятся перекрестная система струн и механизм двойной репетиции.



Однако Безендорфер был не только гением в разработке конструкции и дизайна пианино, но и не менее превосходным стратегом продвижения марки. С удивительной легкостью он завязывал полезные знакомства с величайшими музыкантами и композиторами. Первым, кто дал мощный толчок популяризации марки, стал Ференц Лист. Юный виртуоз нуждался в рояле с ускоренной динамикой и высокой износостойкостью: его избыточно эмоциональную манеру исполнения не выдерживали обычные фортепиано. И Игнац создал инструмент, достойный темперамента великого композитора.

Эта новость быстро облетела музыкальные круги Европы, и мир завертелся вокруг мануфактуры Bösendorfer. Император Фердинанд I впервые в истории австрийской монархии даже пожаловал Бёзендорферу звание «Поставщик фортепиано двора Его Императорского Величества». Собственно, для него этот титул и был придуман.

После смерти Игнаца Бёзендорфера процветающую фирму унаследовал его сын Людвиг, достойно продолживший традицию развития технических характеристик производства и даже превзошедший отца в вопросах маркетинга. Уже сыгравший значительную роль в истории бренда, на тот момент маститый композитор Лист предложил Людвигу идею «идеального» инструмента — пианино в семь октав. В 1884 году Bosendorfer впервые представил миру такой инструмент. Ференц Лист был счастлив, и именно за этим фортепиано родились его лучшие концерты и рапсодии.

Людвиг Бёзендорфер вывел компанию на новый уровень, основав для проведения фортепианных вечеров концертный зал Bosendorfer. Зал с совершенной по тем временам акустикой стал самым известным и посещаемым в Вене, уступая лишь легендарному венскому концертному залу Musikverein. Компания также учредила конкурс молодых исполнителей фортепианной музыки Bosendorfer Piano Competition, из которого выросла целая плеяда известных пианистов.

Казалось бы, куда уж дальше. Однако в 1892 году Bosendorfer совершил очередную революцию в фортепианостроении. Итальянец Ферруччо Бузони, известный своими гениальными транскрипциями органных произведений Баха для фортепиано, обратился к Людвигу с просьбой создать прототип могущественного концертного рояля с дополнительными си в нижней октаве, необходимыми, чтобы симулировать 32-футовую органную трубу баховской Пассакальи. У Bosendorfer появилась блестящая возможность в очередной раз доказать миру, что в своем деле они лучшие. Рояль шириной 290 см, с образующими восемь полных октав 97 клавишами, обладал глубочайшим и богатейшим звуком. Он оказался настолько удачным, что, получив название Imperial, и по сей день является флагманом бренда.

Из рук в руки

Увы, блестящие перспективы, которые открывались перед Bosendorfer в самый расцвет имперской столицы, скоро померкли. Во-первых, Людвиг Бёзендорфер покинул этот мир, не оставив после себя наследников. Но, предчувствуя скорую кончину, в 1909 году он продал компанию австрийскому банкиру Карлу Хютерштрассеру. Во-вторых, случилась Первая мировая воина, которая основательно подкосила производство фортепиано, а вслед за ней — Вторая мировая, вовсе остановившая его. Предназначенные для роялей Безендорфер доски растащили на дрова, а в помещениях фабрики квартировали солдаты.

Восстановление производства началось лишь в 1950 году сыновьями Хютерштрассера. Они преуспели в возрождении традиции, однако ноша была слишком тяжела. В 1966 году компания впервые утратила национальную идентичность — была продана американскому концерну Kimball. Однако уже в конце 2001 года бренд Bosendorfer вернулся на родину — был перекуплен австрийской банковской группой BAWAG/PSK, впрочем, не надолго. Совсем недавно австрийцы уступили компанию японской корпорации Yamaha.

Секреты качества рояля Bosendorfer

Как и 186 лет назад, качество по-прежнему имеет первостепенное значение в производстве роялей Bosendorfer. Недаром из 150 современных австрийских производителей этих инструментов лишь они дожили до сегодняшнего дня.

По сложившейся традиции для фортепиано выбираются только особые породы деревьев, произрастающие в альпийских лесах. Прежде чем пустить в обработку, дерево хорошо просушивают, и иногда этот процесс растягивается до пяти лет. Второй по длительности этап — изготовление рамы, которую, как и дерево, надо выдерживать от шести месяцев до полутора лет. На сборку инструмента уходит еще год. Так что в целом производство рояля Безендорфер стандартных моделей в среднем занимает около шести лет, а эксклюзива — до одиннадцати.

За всю историю компании было создано немногим более 44 000 инструментов. Фабрика со 150 работниками производит в год не больше 260 роялей, у которых нет серийных номеров, а порядковый номер восходит к 1828 году.

Проверка и аттестация каждого инструмента — это отдельная песня. Они проходят в несколько этапов, и все оценки заносятся в файл, в котором уже стоят подписи 30 специалистов, отвечающих за свой сегмент работы. Этот длинный лист, испещренный датами, подписями и печатями, хранится в архиве фабрики, пережившем обе мировые воины.

В ноябре 2002 года компания была удостоена специальной награды: за вклад в развитие австрийской экономики федеральное министерство экономики и труда наградило Bosendorfer государственным знаком внимания — гербом Австрии.

В ногу с прогрессом

Бёзендорфер наглядно демонстрирует, что технические инновации в сочетании с верностью традициям — основа долгосрочного успеха. И хотя мастера компании не оставляют без внимания все новшества технического прогресса, они не ожидают никаких революционных открытий в этой области, понимая и принимая консервативность своего сегмента. Конечно, распространение цифровых музыкальных инструментов и программ растет, но рынок для продажи акустических фортепиано останется всегда: не переведутся музыкальные энтузиасты, для которых нет ничего ценнее живого звука.

Именно поэтому, как утверждает современные руководители Bösendorfer, слияние с Yamaha пойдет бренду лишь на пользу, поскольку поможет выйти им на более широкий рынок. Что ни в коем случае не повлияет на эксклюзивность создаваемых фабрикой инструментов.

В производственной сфере Bösendorfer так и останется независимой компанией. А светлые головы Yamaha помогут в решении маркетинговых вопросов. Возможно, с их подачи будет расширена линия более доступных для частных покупателей инструментов. Однако платежеспособный клиент по-прежнему сможет выбрать форму, дерево, цвет и любые (в пределах разумного) завершающие штрихи для своего неповторимого рояля Bosendorfer.

Нестандартный подход

В продолжение традиций семьи Бёзендорфер нынешние руководители периодически встряхивают музыкальную общественность новыми нестандартными моделями. Сотрудничество с автомобильным концерном Audi стало вызовом для обеих компаний и подарило миру уникальный рояль. Руководство Audi изъявило желание отпраздновать 100-й юбилей фирмы особым образом: создать автомобильный дизайн концертного рояля. Конечно, не любого — а рояля Безендорфер.

Глава мюнхенской дизайнстудии Вольфганг Эггер вспоминает, с каким трепетом они подошли к этой задаче, ведь рояль — такой чувствительный инструмент. Конструкторам Bosendorfer пришлось проявить чудеса изобретательности, чтобы воплотить в жизнь дизайн бесшовной крышки рояля, переходящей в ногу и закрывающей ее до самого пола. Результат превзошел все ожидания. Классический чистейший звук был облачен в инновационный дизайн.

В модельном ряду компании есть также рояль, выполненный по дизайну другого автомобильного гранда — Porsche. Впрочем, это не единичные случаи прогрессивного дизайна для Bosendorfer. В серии эксклюзивных моделей существует несколько инструментов, созданных по дизайну великих архитекторов: Теофиля Хансена, Антона Гроссера, Ханса Маккарта, Йозефа Хоффманна.

Несомненно, рояли Bosendorfer относятся к категории товаров класса люкс, когда покупатели платят не только за качество, но и за особое отношение и обслуживание. В Bosendorfer это прекрасно осознают. Взаимодействие с клиентом настолько тесное, что в отдельных случаях, чтобы помочь заказчику окончательно определиться с выбором модели, устраивалось тестовое музицирование у него на дому. Помимо того, что клиент может внести свои идеи почти на любом этапе производства, приобретая рояли Безендорфер, он попадает в эксклюзивный клуб «Друзья фортепианной компании Bosendorfer». Это дает ему ряд привилегий, самая приятная из которых — приглашение на особенный день с Bösendorfer в Вене. Цель клуба — общение избранных ценителей философии звука Bosendorfer.

И еще одна из последних новостей — компания с гордостью представила свой новый концертный зал, созданный в сотрудничестве с Wien Holding и Домом-музеем Моцарта. Последний стал новой обителью для концертной активности Bosendorfer.