Хайме Айон


В мире Хайме Айона у ваз есть лица, обувь сверкает яркими красками, как магазин сладостей, а огромные зелёные курицы служат креслами-качалками.

Айон обладает способностью сплавлять искусство и дизайн воедино. Его увлечение цирковыми элементами проявляется во всех его творениях. Наверняка в царстве Хайме Айона Алиса почувствовала бы себя в безопасности. Его космос состоит из сказочных фигур и в буквальном смысле волшебной мебели — это настоящий сказочный мир. Хайме всегда идёт собственным путём. Проторённые дорожки и заурядность — не для него. Родившийся в 1974 году мадридец имеет собственное представление о современном дизайне и чувствует себя освободителем формообразования.

Снупи — начало страсти

Его карьера началась совершенно безобидно — с фигурок снупи, которые мальчик рисовал на диване своей мамы. Несколькими годами позже последовало обучение промышленному дизайну в Мадриде и Париже, затем — Академия дизайна и коммуникаций «Фабрисиа», где Айон из студента вскоре стал руководителем дизайнерского отдела. В 2000 году он основал собственную студию, а сегодня принадлежит к наиболее влиятельным дизайнерам мира. Спектр работ Айона включает и графику, и живопись, и классическую разработку продукции. Владея офисами в Италии, Испании и Японии, он готов постоянно принимать новые вызовы и находить новые перспективы. О своём дизайне мастер говорит: «Довольно долго я не знал, кем я был. Дизайнером мебели? Художником? Графиком? И наконец я понял, что речь не идёт об этих категориях. Я здесь, чтобы своей мебелью рассказывать истории. История, связанная с какой-либо коллекцией, важна, поскольку способствует выразительности и целостности коллекции. История не должна основываться на фактах, это может быть чистая фантазия, если люди могут узнать в ней себя».

Проекты Айона сделали его первопроходцем нового стиля. Он стирает границы между объектным искусством и промышленным дизайном. Он превращает мир в театр. По его мнению, дизайнеры могут сделать жизнь достойнее, но, «к сожалению, нас сдерживают лишь деньги и консервативные установки. Кроме того, я одержим требованиями качества. Придерживаясь их, оставляешь устойчивое впечатление, что для кого-то было важно хорошо сделанное дело и возвращение в золотую эпоху роскоши. Свои работы нужно обсуждать, интересоваться мнением других. Только путём бесед можно достичь цели».

Солнечно-жёлтые туфли на шнуровке

Экстравагантная мебель для ванной комнаты для компании «ArtQuitect», оформление информационного центра в Гронингенском музее в Голландии, создание интерьера ювелирного магазина «Octium» в Кувейте, охладитель шампанского для традиционной французской марки «Piper-Heidsieck» и, конечно, дизайн столов, стульев, ламп, кресел, стеклянных и фарфоровых изделий — перечисление творчества Айона может занять целую книгу. По его мнению, он сделал всё, что связано с креативностью и «любовью к жизни и красивым вещам». Вероятно, это точно выражает его радикальную концепцию синтеза.

Собственное прошлое скейтбордиста и граффитчика отражено в проектах Айона игрой цвета и измерений. Когда в 2008 году при выполнении заказа для производителя обуви «Camper» Айон попал в среду обувщиков, его краски заиграли по-настоящему. Формы он подал в сдержанном классическом стиле, но компенсировал их яркими оттенками. Джин Келли порадовался бы цветастой обуви Айона в мюзикле «Поющие под дождём». Кроме того, Айон реализует свою энергию интерьерного дизайнера в оформлении некоторых магазинов фирмы «Camper». В то время как магазины большинства крупных компаний оформляются по одинаковому образцу, культовая обувная марка «Camper» избирает другой путь: интерьер зависит от города и человека, ответственного за дизайн магазина. В этом контексте должен, конечно, присутствовать и сам Айон. Так, используя свои инсталляции, он спроектировал торговые помещения для «Camper», похожие на фойе сказочного бального зала.

Лондон, Токио, Барселона, Пальма де Майорка и Милан превратились в забавную страну чудес, где обувь могла бы отойти на задний план. Однако время также участвует в игре, так как эра хромированной искусственности и стерильного минимализма достигла своего зенита. Мир Хайме Айона — это игровая площадка. Его пенал заполнен цветными карандашами, которые не умеют рисовать края: среди извилистых и органичных форм края и острые углы просто пропадают. То, что ещё несколько лет назад называли наигранным китчем, нашло в Айоне талантливого исполнителя. «Что означает <круто>? — вопрошает он. — Если, к примеру, я проектирую стул, то для меня важно удовольствие, которое я получаю в процессе разработки и которое получит тот, кто позже будет на нём сидеть». Однако, несмотря на всю радость экспериментирования, решающим фактором, по мнению Айона, является функциональность готового изделия: «Можно изготовить самый красивый диван, но это ничего не даст, если на нём никто не захочет сидеть». И всё же для него важно быть понятым в качестве не только промышленного дизайнера, но и художника. «Чёткой границы между дизайном изделий и искусством сегодня больше не существует», — считает мастер. Ведь его кумиры, среди которых и художник Джефф Кунс, время от времени также работали на индустрию. Как бы то ни было, коллекция Айона для ванной комнаты попала в Лондонский музей дизайна, а его инсталляция «Mon Cirque» — «Мой цирк» — с лампами-клоунами и вазами-пингвинами даже выставлялась в Париже и Миннеаполисе.

Успешная поездка на зелёной курице

Испанец летит на волне успеха. Правда, не в образе ковбоя, а в костюме зайца на большой зелёной курице. Айон не только переносит пёстрый мир на свой мебельный дизайн, но и сам охотно погружается в цветастую сказочную страну — питая при этом слабость к интервью и встречам с прессой. Театральность ему близка, он умеет эффектно подать себя и свои творения. Отмеченные наградами и исполненные с культовой классичностью, его дизайнерские работы вновь и вновь становятся произведениями искусства.

В 2014 году Айон создал себе маленький памятник: в Гронингенском музее в Голландии прошла его первая крупная персональная выставка «Funtastico». Она стала отражением его неисчерпаемых творческих сил, мобилизованных в последние десять лет для сфер дизайна изделий и мебели, интерьерной архитектуры и искусства. И в то же время Айон, как и его «Птица надежды», прямо и бодро смотрит вперед, в будущее.