Замок Треццо, Италия


Осень — идеальное время для прогулки по старинным замкам и опустевшим борго. Прохлад, тишина и туманы придают им таинственности и величия. Вековые исполины, раскиданные в различных областях Италии, только и ждут, чтобы рассказать кому-нибудь свою историю — захватывающую и мистическую. Такую как у замка Треццо.

Территория нынешнего Треццо, городка недалеко от Милана, была заселена давно. Здесь остались следы кельтов, давших месту название, римлян, укреплявших свое влияние, и лангобардов, оставивших множество богатых захоронений. Одно из них поразило ученых — гробница принадлежала великану, рост которого превышал два метра. По меркам древности, это было очень много. Тело лежало неровно — с согнутой головой и ногами. Это было сделано для того, чтобы поместить останки в стандартный гроб, который, даже при всех ухищрениях, все равно был мал для гиганта. История нам сохранила имя — это Родкис, а богатое убранство некрополя указывало на состоятельность. Его огромный скелет можно найти в музее миланского замка Сфорца, однако именно Треццо считается родиной необычного лангобарда, история жизни и смерти которого полна тайн и загадок.

Когда именно в Треццо появился замок, сказать сложно. Стратегически важное место всегда было кем-то занято. Оборонительные сооружения возводили лангобарды, но особенно ценил местоположение крепости Фридрих Барбаросса — гроза севера Италии. Он превратил Треццо в крупную военную базу. Есть легенда о кладе рыжебородого императора Священной Римской империи, который до сих пор не найден. Поговаривают, что в стенах цитадели Фридрих припрятал бесценные сокровища.

Расцвет Треццо пришелся на время правления Бернабо Висконти — жестокого, волевого и грозного синьора Милана. Он очень любил замок и часто устраивал пиры после охоты или битвы. Крепость отличалась необычной планировкой и некоторыми хитростями, способными ввести врага в заблуждение. Например, здесь был редкий двухуровневый мост, состоящий из верхней и нижней галерей. Первая была открытая, а вторая — закрытая. Поэтому войска, покидавшие замок, тайком уходили по нижней части моста, чтобы противник, следивший за ними, не догадался, что Треццо оставлен. Ко всему прочему, в цитадели было специальное крыло для воинов и двор для учений, а это значит, что даже неожиданную атаку всегда можно было отбить. Так постепенно сложилось мнение о неприступности крепости и ее великолепной обороне, но это не единственное, что отпугивало потенциальных захватчиков.

О кровожадности Бернабо Висконти ходили пугающие слухи. Например, об убийстве своих детей, бесчисленных смертях любовниц и нечеловеческих пытках неприятелей. В подземельях замка, где было сыро и холодно, содержались несчастные пленники, испытывавшие страшные мучения.

На них опробовалась так называемая «пытка Висконти» — человеку постепенно ампутировали разные части тела, и от страданий, усталости и кровопотери он умирал в течение сорока дней. Бернабо не испытывал ни малейших угрызений совести — ни к подчиненным, ни к своей семье. Собственную дочь, которая должна была выйти замуж за нобиля из Бергамо, но сбежавшую в Милан с любимым юношей, он и не думал щадить. Как только удалось найти ослушавшуюся беглянку, Бернабо заживо замуровал ее в стене в районе Порта Нуова. Неповиновение и неуважение каралось смертью.

Снисхождения не было и для любовниц, число которых не поддавалось подсчетам. Пока жена Висконти, Беатриче Ла Скала, отдыхала в соседнем замке Кассано, синьор Милана развлекался в компании разных женщин. Большинство из них больше никогда не покидали Треццо — в случае непредвиденного возвращения законной супруги Бернабо быстро отправлял возлюбленных на тот свет. В замке был колодец со специальным механизмом, который приводился в движение после того, как хитрый злодей просил даму встать на крышку люка и станцевать. Открывался специальный заслон, девушка падала и разбивалась на дне колодца. Однако все эти жестокости, насилие и смерти не могли остаться безнаказанными. Пришло время и Бернабо стать жертвой.

Его неожиданно предал племянник — Джан Галеаццо, в одночасье ставший новым властителем Милана и засадивший дядю в любимый Треццо. Сначала жизнь Бернабо практически не отличалась от привычной — любовницы, потехи и развлечения. Но со временем присутствие бывшего правителя стало представлять угрозу, и племянник приказал отравить Бернабо. Когда яд начал действовать, одиозный тиран вскрыл себе вены и оставил на стене кровавое послание для своего родственника: «Сегодня я, завтра ты». Однако Джан Галеаццо пережил дядю на целых семнадцать лет.

Замок еще долгое время напоминал о судьбе Бернабо Висконти — на стенах подземелья в холодный сезон стали появляться зловещие красные пятна, которые принимали за немой укор отравленного узника. Долгое время люди боялись этого знака, пока ученые не нашли ему логическое объяснение. Вода реки Адда, высокая влажность осенне-зимней поры и местный речной камень вступали в причудливое взаимодействие, породив особый красный мох, что принимали за пятна крови убитого Бернабо. Это явление происходит и в наши дни, и если посетить замок в определенное время года, его можно увидеть своими глазами.

Летопись замка Треццо полна необъяснимых и загадочных событий. Многие утверждают, что неупокоенный дух Бернабо Висконти до сих пор обитает в замке. Итальянским исследователям даже удалось сделать фотографию его призрака в начале 2000-х годов.

На ней угадывается сходство с теми изображениями мятежного правителя, что сохранились в виде документов и портретов. Особенно всем запомнился необычный случай, произошедший в 70-е годы прошлого века с четырьмя немецкими туристами. Они решили заночевать около замка, а в полночь увидели перед собой воинов, одетых в костюмы эпохи Возрождения, и благородного нобиля в роскошных одеждах. Он пригласил их в свой замок на пир, а молодые люди, подумав, что это местное фольклорное событие, с радостью согласились. Они любовались интерьерами, пили вино, веселились с кондотьерами и болтали с аристократами. А в конце пира их проводили в комнаты, где гостей уже ожидали старинные кровати с балдахинами. Наутро немецкие ребята проснулись на земле, среди развалин замка Треццо. А увидев изображение Бернабо Висконти, в один голос заявили, что это тот самый благородный синьор, что любезно пригласил их на праздник. Потом выяснилось, что никакого фестиваля в тот вечер не было, но история о тиране, выступившего в роли радушного хозяина, еще долго обсуждалась.

Как бы то ни было, цитадель всегда притягательна для исследователей паранормального, которые постоянно проводят различные замеры. Здесь часто начинаются неполадки с техникой и отключается аппаратура, которая до попадания в крепость была в норме. Нередко пропадает телефонная связь, а о шорохах и непонятных звуках и говорить не приходится. У Треццо была непростая судьба, которая так или иначе напоминает о себе в каждом уголке замка, создавая мистическую атмосферу, столь подходящую для туманной итальянской осени.