Любительский триатлон


Любительский триатлон — новое увлечение сильных и смелых, исследование своих возможностей и шанс почувствовать себя героем.

«В триатлоне на каждую гонку выходишь как в первый раз. Никогда не будет такого, что ты просто повторяешь свои прошлые достижения. Это драйв, и еще это умение пройти через страх и высочайшее напряжение. Если человеку интересно исследовать пределы своих возможностей и постоянно делать что-то новое — триатлон для него», — объясняет Мария Колосова: она прошла свой первый Ironman в 46 лет, подготовившись к нему за полтора года практически с нуля, имея, к тому же, на руках два бизнеса и четверых детей. Мария недавно вернулась из Сочи: там прошел первый триатлон российской организации Ironstar. Триатлон, давно покоривший Северную Америку и Европу, становится по-настоящему популярен и в России.

Родина современного триатлона — США: на Гавайях прошел первый Ironman (сегодня гонки Ironman устраивают по всему миру— и в Цюрихе, и в Виши, и на Хоккайдо). Впрочем, в Штатах проводится немало гонок и помимо Ironman. Участвуют в них не только сильные и смелые, но и богатые и знаменитые — Дженифер Лопес, Мэтью Макконахи и Тери Хэтчер из «Отчаянных домохозяек» регулярно встречаются на триатлоне Nautica, который проходит в Малибу: полмили брассом, 18 миль на велосипеде, 4 мили бегом. Конечно, в списке целей есть и неспортивные: скажем, Nautica поддерживает онкологические программы детского госпиталя Лос-Анджелеса, а Ironman сотрудничает с благотворительными фондами стран, в которых проходят соревнования. Спорт плюс благотворительность — крепкий микс, поэтому триатлон давно входит в список социальных активностей, поддержать которые — хороший тон.

Хотя триатлон только становится спортивным трендом в России, наши люди тоже покоряют трассы Ironman не первый год, причем речь идет не только о спортсменах. Трижды прошел Ironman Владимир Волошин, предприниматель, президент Ассоциации выпускников Московской школы управления Сколково. Серьезно увлечена триатлоном Полина Киценко, креативный директор Podium Market Fashion Group, одна из организаторов благотворительного забега «Бегущие сердца». Триатлетом со стажем оказался Михаил Иванов, основатель «Манн, Иванов и Фербер»: сейчас он живет в США, тренирует будущих участников Ironman и называет триатлон новым ответом на кризис среднего возраста.

Зачем люди подвергают себя невероятным нагрузкам и может ли человек, который никогда не относился к спорту серьезно, стать триатлетом? Об этом — серия личных историй и профессиональных советов для тех, кто хотел бы попробовать.

С чего начать

Мария Колосова, триатлет-любитель:

Если бы я знала, что есть такая штука, как триатлон, я бы занялась им в 16 лет. Триатлон — это то, что я делаю в жизни и как я живу. У меня три высших образования, два бизнеса, четверо детей. Высокий пульс и постоянная смена деятельности — это про меня. Марафоны я тоже сейчас бегаю, но это для меня слишком однообразно. Два года назад, когда я пришла к известному в фитнес-сообществе тренеру Саше Жукову и сказала, что хочу пройти Ironman, я была совершенно нетренированной. Пару раз в неделю могла сходить в фитнес-клуб, иногда, если настроение плохое, пробежать четыре километра в парке. Саша составил план на два года. Через два месяца я уже прошла свой первый спринт-триатлон — это самая легкая дистанция. Есть олимпийская дистанция, ее я прошла через четыре месяца после начала занятий. Через девять месяцев была половинка Ironman. Полную дистанцию Ironman я прошла через полтора года после начала тренировок.

Тренировки состоят из мезоциклов. В каждом цикле тело учится чему-то новому, тренируется сила, выносливость или скорость. В конце цикла — тесты: оцениваем, как я бегаю или плаваю. Минимальная загруженность— 15 часов в неделю. Максимальная — 40 часов в неделю, это обычно месяц перед Ironman. В такие дни я пробегаю 15 км, потом 60 км велосипеда, потом снова бег, велосипед, бег — и вечером домой. Мой тренер внимательно следит за тем, что происходит с моим здоровьем, дозирует нагрузки на основании ежедневных отчетов о том, как я себя чувствую после тренировок. Организм перестраивается и сильно меняется, и сейчас я чувствую себя совсем не так, как два года назад. Мне кажется, неправильно говорить себе: мне это противопоказано, поэтому мы туда не идем. Правильно так: идем, но осторожно, с грамотным тренером, и следим за своим здоровьем.

Юлия Толкачева, тренер:

Если решили заняться триатлоном, нужно пройти физкультурную диспансеризацию и получить допуск от спортивного врача к тренировкам. Обязательно сдайте нагрузочный тест на велоэргометре с замером ЭКГ сердца. Потом стоит определиться с долгосрочной, самой основной и мотивирующей к занятиям триатлоном, гонкой. И найти профессионального тренера по триатлону, который умеет работать с новичками, разбирается в вопросах спортивной физиологии и методологии построения тренировочного процесса. Такого тренера, который сможет персонально для вас разработать план достижения цели, протестировать первоначальный уровень тренированности в каждом из трех видов спорта — плавание, велосипед, бег. С тренером вы выявите сильные и слабые зоны, определите первый промежуточный старт, в котором сможете получить первый опыт соревнований по триатлону. Потом пропишете тренировочную программу, учитывая результаты всех тестов и вашу занятость в жизни. Спортивная экипировка и снаряжение обойдутся в 100−120 тысяч рублей. Вам понадобится велосипед, гидрокостюм, стартовый костюм, велотуфли и велошлем.

Триатлон — это всегда вызов. Подготовка к соревнованиям и выполнение тренировочного плана требуют от спортсмена дисциплины, упорства, проявления силы воли, умения планировать свое время, приверженности цели.

Гонка

Мария Колосова, триатлет-любитель:

Ощущение, что ты находишься в стиральной машинке в первые 20 минут после старта, — совершенно нормальное. Старт происходит в воде, чаще всего в холодной воде, температура которой 11−13 градусов. В такой воде сначала просто не можешь вдохнуть от холода, от шока. Тебя лупят, переворачивают, непонятно, где верх и где низ, тебе действительно здорово достается. Я себя не очень жестко веду на старте, уступаю. Но вот мой младший сын, который тоже с моей подачи занялся триатлоном, очень хорошо плавает и вынужденно плывет по телам, которые плывут медленнее. Его тренер говорит: «Женя, ты должен быть злее на старте». Массовый старт — это очень тяжело.

На велосипеде я начала учиться с нуля. Конечно, как и многие, я каталась на велосипеде в детстве. Но велосипед, на котором ездят в булочную, и гоночный велосипед — совершенно разные вещи. На гоночном ноги встегиваются в педали, и если ты падаешь — а падаешь ты поначалу все время, то падаешь вместе с велосипедом. На отработку процедуры «встегнуть ногу — тронуться — встегнуть вторую — проехать — отстегнуть ноги — затормозить — не упасть» у меня ушел не один месяц.

Я до сих пор считаю, что учусь ездить на велосипеде. Всегда прохожу дистанцию будущей гонки в экскурсионном режиме перед стартом. Сейчас я готовлюсь к Ironman-Ницца, это одна из самых серьезных гонок в этом году (гонка прошла 28 июня). Съездила в Ниццу, проехала перевал Коль-де-ла-Мадоне, и пока въезжала на эту гору, научилась кое-чему новому.

Бег у меня самый сильный. Я не просто бегу, я бегу хорошо, обгоняю, и это мотивирует. Ironman идет 17 часов, но мы с тренером, естественно, ставим другие цели, для меня это 12 часов. 10 часов — это уже очень хороший результат для любителя, есть даже такое понятие «уложиться в десятку». С новичками часто случается такое, что они не укладываются в 17 часов. Есть одна американская монашка, ей 78 лет, она несколько раз не уложилась в 17 часов. Но если ты парень 25 лет и ты не прошел дистанцию за отведенное время, значит ты, скорее всего, неправильно тренировался.

Юлия Толкачева, тренер:

Триатлон, особенно длинные его дистанции, — это работа на выносливость, прежде всего. Даже спринтерская дистанция занимает в среднем 1,5 часа интенсивной работы. А самую длинную гонку Ironman любители в среднем проходят за 12−14 часов. Тихоходный триатлет-любитель вполне может завершить гонку в 14−15 часов, это реальная цель. Если спортсмен не укладывается, волонтеры очень тактично снимают его с гонки.

Помимо этого, в триатлоне присутствует сложнотехничный вид спорта — плавание. Гонка на шоссейном велосипеде также требует технической подготовки, развитой координации движений, умения владеть велосипедом в разных ситуациях, ездить в группах. На беговой этап приходится самая большая нагрузка, поскольку он завершает гонку триатлона. Дистанции бега требуют особой экономичной техники бега, большой физической и психологической выносливости спортсмена. Если у вас был опыт в каком-нибудь из трех видов спорта — это уже облегчает тренировочный процесс. Если нет, то придется поработать много и усердно.

Выносливость

Мария Колосова, триатлет-любитель:

Вся дистанция у меня расписана в специальной тетрадочке: с какой скоростью я еду, в какие моменты я дам себе возможность отдохнуть — то есть ехать на велосипеде или бежать с комфортной скоростью. Комфортная скорость во время бега — километр за 5 минут. Но в основном все время гонки проходят на границе между «я еще могу» и «я уже не могу». У всех разная мотивация в этот момент. Я знаю, что если я сойду с дистанции, тренер поймет. А вот детям я должна показать пример и создать модель того, что даже в ситуации, когда кажется, что больше не можешь, нужно продолжать. Ну и потом, ощущение эйфории на финише — непередаваемое. В этот момент кажется, что ты можешь все. Главное, не иметь на карточке слишком большой суммы денег, потому что тут же бежишь в отель и регистрируешься на все гонки, на которые только можешь.

Юлия Толкачева, тренер:

Выносливость — это способность продолжать работу при наступлении утомления. Она бывает аэробная и анаэробная, общая и специальная, скоростная и силовая, психологическая. Тренировать важно все виды выносливости. Особенно если вы планируете показывать хорошее время на гонках. В каждом из трех видов спорта — плавании, велосипеде и беге — есть свои особенности развития выносливости. И все они важны. А о том, как их правильно сочетать друг с другом в тренировочном процессе, расскажет тренер.

Психология

Мария Колосова, триатлет-любитель:

Во-первых, во время триатлона ты вступаешь в отношения со страхом, учишься его преодолевать, контролировать, выбирать дозу риска. У меня были серьезные травмы, в прошлом году мне зашивали голову в Швейцарии в реанимации. Я боюсь. Мой тренер все время говорит: это хорошо, что ты боишься. Каждый раз при резких поворотах на спуске я себе говорю: «Я мама четверых детей», — и это хороший дополнительный тормоз. Я научилась не бояться даже холодной воды, и теперь, кстати, намного меньше мерзну даже зимой. Во-вторых, меня триатлон научил тому, что можно что-то не уметь. Я привыкла, что я такая отличница, у которой все получается. И вдруг начинаешь тренироваться, и все время что-то не получается, все время ты слабая, неуспешная. Это, с одной стороны, заставляет работать. С другой — сильно меняет отношение к окружающим, больше появляется снисходительности к слабостям, меньше осуждения за неуспех.

Юлия Толкачева, тренер:

С каждым годом количество участииков-любителей в гонках серии Ironman возрастает. Это интересный опыт, после которого ты не будешь прежним. Никакого предварительного отбора нет. Захотел, запланировал, купил слот и вперед. Гонок по всему миру проводится очень много. Цели триатлеты ставят разные. Кому-то важно просто финишировать, и для него это уже огромная победа и рост в жизни. А кто-то ставит целью уложиться в определенное время, занять высокое место в своей категории. Кстати, набирают популярность старты Ironkids для детей.