Ив Росси — человек-самолет


Вы летали во сне? Наверняка бывало. Переживаемое в эти мгновения чувство свободы и восторга от собственных сил мало с чем сравнимо. Древняя как мир зависть перед недостижимой свободой птиц.

Нужно признать: сложные летательные машины, в безопасном и скучном брюхе которых летают современные пилоты и пассажиры, совершенно не годятся для того, чтобы воспроизвести это ощущение. Человек — лишь управляющий винтик или полезный груз в этих нагромождениях стали, алюминия и углепластика. В любом исполнении самолет это не то, что дарует вам птичью свободу полета. Вся эта габаритная машинерия, окружающая вас, не позволит прикоснуться к небесам, не даст поговорить с ветром и ощутить его «каждым своим пером». Хуже того, своей громоздкостью она лишний раз напоминает, что человек — чужак в небесах. Чужак, привязанный к машинам.

Швейцарец Ив Росси (Yves Rossy), бывший пилот местных ВВС и командир пассажирских Боингов-747, четко осознавал разницу между ощущениями летчика и истинным свободным полетом. Он давно жаждал летать с легкостью птицы, мечтал о таком устройстве, которое обеспечило бы человеку доступный индивидуальный полет и максимально интимный контакт с небом. Однажды он сумел подобраться к этой мечте ближе, чем кто-либо до него...

Не совсем обычный швейцарец

История его тяги к небу началась еще с детских прыжков с деревьев, а в положенное время привела к службе в воздушных войсках, курсам в летном училище и многим годам за штурвалами целой линейки самолетов. Врожденный голод к полету сделал его первоклассным летчиком, и он же заставил уйти из авиации ради чего-то нового. Чего-то невероятного.

Невероятное начиналось с прыжков с парашютом. Испытав восторг свободного падения около двадцати лет назад, Ив понял, что пережитый free fall ближе всего к тому, что могут чувствовать вольные пернатые жители небес. Но была в этом способе «летать» и парочка серьезных недостатков. Во-первых, полет был слишком коротким. А еще — протекал только в одном неизбежном направлении, стремительном «сверху вниз», напоминающем скорее падение камня, чем полет птицы.

Что ж, Ив загорелся обманчиво простой идеей: избежать этих недостатков или хотя бы свести их к минимуму. То есть продлить полет и изменить его вектор на что-то более разнообразное. Первые эксперименты с воздушным серфингом и прыжки в вингсьюте (костюме «белки-летяги») воодушевляли на большее, но не решали проблемы — земля неумолимо и слишком быстро приближалась, а расстояние перелета было крайне ограниченным. У птиц по-прежнему оставалось одно преимущество, которое требовалось сымитировать самым элегантным образом: крылья, способные создавать подъемную силу.

Сплошное безумие и немного технологий

Итак, крылья. Крылья, которые будут крепиться прямо к спине, без всяких рам.

В ранних моделях Росси пытался опереться на надувное крыло, на котором даже перелетел Женевское озеро, однако его жесткости не хватало для устойчивого полета. А главное — оно не подходило для установки портативных реактивных двигателей (!), которые могли бы превратить управляемое падение в управляемый полет. Да-да, бывший пилот истребителя, как-никак! Именно небольшие турбины могли заменить Иву взмахи крыла. Однако они должны были быть и вправду очень компактными, чтобы следовать концепции «человека-птицы».

Подходящие образцы двигателей, первоначально предназначенных для авиамоделизма, предоставили энтузиасты из немецкой компании Jet-Cat. Не сразу, но они прониклись этой безумной идей. И если опыты с креплением движков к надувному крылу закончились неудачей, то сочетание жесткого углепластикового крыла с микротурбинами стало многообещающим. После аэродинамической обкатки и ряда тестов на манекенах летом 2004 года состоялся решающий экзамен новой схемы.

24 июня 2004-го Ив Росси шагнул за пределы узкой кабины самолета Pilatus P-3, барражирующего где-то над альпийскими лугами. Легкое и прочное трехметровое крыло, раскладывающееся после прыжка с самолета-носителя, было подобно ранцу закреплено на спине швейцарского Икара. Конструкция была минималистична — вполне в соответствии с желанием добиться полета с минимумом оборудования. К крылу были прикреплены две турбины, работавшие на авиационном керосине, Ив имел спасательный парашют, плюс собственный парашют имелся и у крыла, которое можно было отстегнуть от себя при экстренных обстоятельствах. Вот, собственно, и все. Единственными приборами Росси были альтиметр для определения высоты полета и таймер, позволявший отдавать себе отчет в том, сколько керосина осталось в запасе.

Человек-самолет

Первые две попытки быстро прерывались выдергиванием парашютного кольца — что-то мешало стабилизировать полет. Но третья стала исторической. 4000 метров над землей, крылья раскрываются в положенный момент, а далее в течение 30 секунд Ив планирует исключительно за счет крыльев, прежде чем настанет черед турбин. И вот двигатели завизжали, разогнались и выдали реактивную струю, которая позволила Икару-Росси из пассивной игрушки в руках земного притяжения и воздушных потоков превратиться в вольного покорителя небес. Ив мчался над открыточными ландшафтами на манер героя комиксов, человека с реактивными двигателями за спиной — и это был не сон или какой-то хитрый спецэффект. Теперь он мог набирать высоту, делать повороты и уходить в управляемое снижение — в общем, все основные элементы пилотажа были подвластны человеку в костюме турбоптицы. И это на скорости, достигающей 300 км/ч!

Никаких органов управления, никаких рулей — тело пилота само превращалось в подвижную часть крыла, а ноги — в хвостовое оперение: стоило Иву выпрямить спину и поднять плечи, как «реактивный человек» взмывал вверх. Опустив их, он нырял в пике, а легкими движениями рук и ног, как плавниками, закладывал повороты. Никакого подобия кабины — лишь цельный шлем гонщика, который позволял ему нормально дышать в плотном потоке набегающего воздуха. Четыре минуты полета, 25 километров, которые он успел преодолеть за это время, прежде чем попал в зону высокой турбулентности и раскрыл парашют победным куполом... Дамы и господа, так родился «реактивный человек».

Путь героя

Нет, он не стал носиться по «погрязшей в грехах и преступности» Европе, чиня правосудие там, куда не дотягивалась короткая рука закона, не схлестнулся с марсианами и даже не вызвал на дуэль Бэтмена. Ив Росси, он же Jet Men, превратил свое изобретение в зрелищную платформу для обкатки технологий индивидуального полета, в прекрасную рекламную площадку и просто в главный источник адреналина в своей нескучной жизни. И пусть стартовать пока приходилось с дополнительного носителя (самолета, воздушного шара или вертолета), это было прорывом.

Росси умел обставить свои полеты с эпическим размахом. Помимо купания в небесах над живописными Альпами, он летал над Большим Каньоном в США и над Рио-де-Жанейро, штурмовал Ла-Манш и совершил попытку трансконтинентального перелета через Гибралтар. Каждое такое мероприятие становилось массовым шоу, широко освещаемым прессой. Что уж говорить о полетах в трио с учебно-боевыми самолетами швейцарских ВВС или между крыльями двух ярких бипланов. Неудивительно, что за Ивом увязался шлейф спонсоров, покрывших логотипами его карбоновые крылья и пилотажный костюм. Самым постоянным из них остается поставщик турбин Jet Cat, а вот производителя часов Hublot в какой-то момент сменили не менее солидные часовщики Breitling, вместе с которыми Росси устроил ряд самых ярких перформансов.

Изменялась и сама конструкция крыльев. Они стали не раскладными, а цельными и одновременно более компактными. Вместо двух двигателей под крыльями поселились две связки по две турбины в каждой — 4 реактивные малышки по 22 кг тягой каждая. Общий вес всей полетной амуниции, включающей запас керосина на 10 минут полета и 2 парашюта, составлял в модели 2012 года всего 55 килограммов — не больше, чем крупный туристический рюкзак. Но туристический рюкзак не позволяет вам рассекать облака со скоростью 200−300 км/ч!

Что впереди в планах у Джет-мена? Для начала — научиться взлетать со склона скалы, а затем и с земли, с небольшим разгоном. А еще — научить летать других, передать мастерство молодым пилотам.

Небо должно стать доступнее для смельчаков, уверен Росси. Но если его спрашивают, когда же он наконец построит «двухместный вариант», чтобы желающие могли прокатиться с ним, Джет-мен, не скрывая сарказма, отвечает вопросом на вопрос: «А видели ли вы когда-нибудь двухместных или летающих тандемом птиц?» Да уж, свободу у такого человека уже не отберешь.